Задержание как мера процессуального принуждения

Процессуальное принуждение всегда противостоит свободному волеизъявлению лица, в отношении которого применяется. Поэтому сущность его состоит как раз в том, что оно осуществляется помимо воли и желания участников процесса.

В связи с этим отличают принудительные от не принудительных элементов уголовного процесса. При этом за основу берется психическое отношение субъекта к возложенной на него обязанности. Добровольное выполнение субъектом возложенных на него обязанностей исключает принуждение. Такой подход подчеркивает необходимость исключительного использования принуждения, когда методом убеждения невозможно достижение желаемого результата. Определение мер процессуального принуждения должно включать в себе и его исключительный характер в качестве важнейшего признака.

Как уже нами было отмечено, задержание отнесено законодательством к мерам процессуального принуждения. Процессуальный закон определяет задержание как меру процессуального принуждения, применяемую дознавателем, другим сотрудником органа дознания, следователем или прокурором. Сущность данной меры процессуального принуждения состоит в кратковременном содержании лица под стражей без предварительного разрешения суда. Разновидностью задержания является задержание обвиняемого и осужденного.

Задержание обвиняемого применяется только органом расследования путем предотвращения скрытия обвиняемого от уголовного преследования.

Задержание осужденного применяется уже к субъекту, в отношении которого имеется вступивший в силу обвинительный приговор. Задержание в данном случае применяется:

— если осужденный сбежал, скрылся или попытался уклониться от явки в соответствующий орган или учреждение;

— если осужденный систематически или преднамеренно уклоняется от исполнения обязанностей, возложенных на него судом.

Хотя процессуальные решения и постановление о задержании разыскиваемого обвиняемого или осужденного принимаются процессуальными субъектами, однако их исполнение, как правило, осуществляется непроцессуальными субъектами.

Наличие такого неоспариваемого факта свидетельствует о том, что задержание обвиняемого и осужденного не может называться следственным действием, ибо проведение последнего является исключительным правом дознавателя, следователя, начальников органа дознания, следственного отдела и управления, а также прокурора.

Судом может быть назначена только судебная экспертиза. Немного иначе обстоит дело с задержанием подозреваемого. Согласно действующему УПК, время задержания исчисляется с момента фактического задержания подозреваемого. Но при этом законодатель не раскрыл содержание фактического задержания.

В процессуальной литературе относительно правовой природы задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, имеются разночтения. Некоторые авторы утверждают, что задержание является мерой административного характера и это должно быть учтено при формулировке его определения. Е.М.Ключков отмечает, что когда сотрудник полиции проводит задержание по основаниям, предусмотренным процессуальным законом, он осуществляет оперативно-розыскное действие по охране общественного порядка. В данном случае никакого следственного действия не проводится, так как уголовное дело может быть возбуждено по результатам задержания [14].

Представители науки административного права придерживаются аналогичной точки зрения. По мнению Т.И.Козыревой, задержание в основном является административной мерой и применяется оно в отношении лиц, совершивших как административное правонарушение, так и уголовно-правовое деяние [15].

Разумеется, с таким толкованием задержания согласиться нельзя. Вышеуказанные авторы, упуская из вида существенные моменты, ставят знак равенства между административным и уголовно-процессуальным задержанием. Они не принимают во внимание такого важнейшего факта, что осуществление задержания в предусмотренном процессуальным законом порядке завершается возникновением фигуры подозреваемого с присущими ей процессуальными правами и обязанностями. При административном же задержании такого не происходит.

Нельзя задержать лица, если его деяние не содержит признаки преступления, потому что такие действия влекут за собой только административную ответственность.

М.Х. Мустафаев также считает, что задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, является следственным действием. Но при этом автор предлагает произвести в УПК соответствующие изменения, т.е. включить задержание в перечень следственных действий, предусмотреть основания и порядок проведения его до возбуждения уголовного дела [16].

Несомненно, с цитируемыми авторами полностью согласиться невозможно. Задержание — уголовно-процессуальное действие. Во-первых, оно осуществляется по основаниям и условиям, предусмотренным процессуальным законом, регулируется им, во-вторых, применяется в предусмотренной уголовно-процессуальным законом форме, которая не характерна для административного задержания. Вместе с тем, сказанное не позволяет отнести данное действие к следственным. Говоря о задержании подозреваемого, следует иметь в виду, что следственные действия проводят с целью всестороннего и полного раскрытия преступление с тем, чтобы установить объективную истину по делу. В данном же случае, задержание проводится с целью установления основ для осуществления следственных действий, а также для выяснения наличия взаимосвязи лица с этими основами.

Меры пресечения обладают принудительным характером. Все меры уголовно-процессуального принуждения всегда влекут за собой ограничение личной свободы граждан в той или иной степени. Меры пресечения и задержание идентичны и во всей правовой литературе, хотя в процессуальной литературе относительно их правовой природы встречаются различные мнения.

В литературе встречается также точка зрения, утверждающая о том, что мерами процессуального принуждения являются средства, которые могут применяться к обвиняемому (в отдельных случаях — к подозреваемому) в целях недопущения уклонения его от органов уголовного преследования и суда, лишения его возможности продолжать преступную деятельность или препятствовать установлению по делу объективной истины и обеспечения исполнения приговора в части меры уголовного наказания.

В определении меры пресечения, помимо указаний на элементы процессуального принуждения, должно обязательно найти отражение и то, что меры уголовно-процессуального пресечения содержат себе элементы морального воздействия [15].

Думается, что в этом нет необходимости, так как моральное воздействие характерно для всех мер правового принуждения.

По справедливому замечанию И.Л. Трунова и Л.К. Труновой, при отсутствии в законодательстве мер уголовно-процессуального пресечения нельзя было бы надлежащим образом обеспечить исполнение указанных в законе предписаний, а при определенных обстоятельствах вообще исключалась бы возможность наступления ответственности виновного, как и отсутствовала бы возможность восстановления прав потерпевшего от преступления лица [15].

При таком положении — пишут авторы далее — меры уголовно- процессуального пресечения являются вполне оправданными. Несмотря на то, что они затрагивают основные конституционные права граждан на свободу и личную неприкосновенность, меры уголовно-процессуального пресечения важны и в плане обеспечения исполнения приговора.

Таким образом, вышеизложенное дает нам полное основание утверждать, что задержание не является следственным действием.

Как мера процессуального принуждения оно обеспечивает проведение иных мер процессуального пресечения, следственных действий и исполнение судебного приговора. И при этом оно не выступает в качестве средства доказывания.

В УПК РК упоминается также о специальных условиях задержания. Они изложены применительно к одной строго определенной группе оснований задержания, которая именуется «иными данными, дающими основание подозревать лицо в совершении преступления». Речь идет о таких условиях, как:

— лицо пыталось скрыться;

— либо не имеет постоянного места жительства;

— не установлена его личность;

— прокурор или следователь (дознаватель) с согласия прокурора направил в суд ходатайство об избрании указанному лицу меры пресечения в виде заключения под стражу.

После доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в срок не более трех часов должен быть составлен протокол задержания, в котором указывается дата и время составления протокола; дата, время, место, основания и мотивы фактического задержания; результаты личного обыска подозреваемого и другие обстоятельства задержания. Протокол объявляется подозреваемому и ему разъясняются его права, о чем в протоколе делается соответствующая отметка. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым [12].

Лицо, осуществляющее задержание, вправе с соблюдением правил, предусмотренных статьей 233 УПК РК, незамедлительно произвести личный обыск задержанного в случаях, когда есть основание полагать, что он имеет при себе оружие либо попытается освободиться от доказательств, изобличающих его в совершении преступления, или в иных необходимых случаях.

Лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, подлежит освобождению по постановлению дознавателя, следователя, прокурора, если:

— не подтвердилось подозрение в совершении преступления;

— отсутствуют основания применить к задержанному меру пресечения в виде ареста;

— задержание было произведено с нарушением требований статьи 134 УПК РК.

В течение семидесяти двух часов с момента задержания в отношении подозреваемого в порядке, установленном УПК РК, должна быть избрана мера пресечения в виде ареста или он подлежит освобождению.

Если в течение семидесяти двух часов с момента задержания к начальнику места содержания задержанного не поступило постановление суда о санкционировании ареста обвиняемого, подозреваемого, начальник места содержания задержанного немедленно освобождает его своим постановлением и уведомляет об этом лицо, в производстве которого находится дело, и прокурора.

При невыполнении требований части третьей настоящей статьи руководитель администрации места содержания задержанного несет ответственность, установленную законом.

При освобождении задержанного последнему выдается справка, в которой указывается, кем он был задержан, основания, место и время задержания, основания и время освобождения.

Задержанные по подозрению в совершении преступления содержатся в изоляторах временного содержания. Задержанные по подозрению в совершении преступления военнослужащие и лица, отбывающие наказание в виде лишения свободы, могут также содержаться соответственно на гауптвахтах и в учреждениях уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Республики Казахстан, исполняющих наказание в виде лишения свободы. В случаях, предусмотренных частью третьей статьи 65 УПК РК, задержанные по подозрению в совершении преступления содержатся в специально приспособленных помещениях, определяемых начальником органа дознания. Порядок и условия содержания под стражей лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, определяются законодательством.

О задержании подозреваемого и месте его нахождения дознаватель, следователь обязаны в течение двенадцати часов уведомить кого-либо из совершеннолетних членов его семьи, а при отсутствии их — других родственников или близких лиц или предоставить возможность такого уведомления самому подозреваемому или обвиняемому.

Если задержанный является гражданином другого государства, то в указанный срок должно быть уведомлено посольство, консульство или иное представительство этого государства.

При исключительных обстоятельствах, когда это диктуется особым характером дела, в целях надлежащего обеспечения соблюдения тайны первоначального этапа следствия с санкции прокурора, его заместителя уведомление указанных лиц может не производиться в течение семидесяти двух часов с момента задержания, кроме случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним.

Это интересно:  Новый сертификат фсс 2020

Если фактическое задержание было применено в отношении лица, обладающего депутатской, дипломатической или иной неприкосновенностью, то задержание длится до установления их личности: предъявления дипломатической или консульской карточки, служебного удостоверения или иных документов о том, что их владельцы обладают той или иной неприкосновенностью. Задержанные по подозрению в совершении преступления, должны быть освобождены немедленно после установления их личности, кроме случаев задержания на месте преступления.

Иные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, могут стать основанием к задержанию только в совокупности с одним из перечисленных обстоятельств.

При этом пребывание подозреваемого вне своего постоянного места жительства в связи с выездом в другую местность в командировку, в гости, на отдых, лечение и т. д. не может расцениваться как отсутствие постоянного места жительства, как и утрата документов, удостоверяющих личность, до их восстановления.

Для принятия решения о задержании должны быть произведены неотложные следственные действия, направленные на проверку сведений об основаниях задержания и установления мотивов задержания. Факт нахождения лица на месте преступления не всегда означает, что данное лицо совершило преступление. И не всякий побег с места преступления свидетельствует о его совершении убегающим.

Задержание по одному лишь факту нахождения лица на месте преступления или побега с места его совершения без установления причинно-следственных связей между этими действиями и общественно опасными последствиями может оказаться незаконным и необоснованным.

О произведенном задержании орган дознания, дознаватель или следователь обязаны сообщить прокурору в письменной форме в течение двенадцати часов с момента задержания.

Задержание подозреваемого — Уголовно-процессуальное право (Перетятько Н.М.)

Уголовно-процессуальное задержание подозреваемого (гл. 12 УПК) является мерой процессуального принуждения, которая применяется органом дознания, дознавателем, следователем на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления, влекущего назначение наказания в виде лишения свободы.

Задержать лицо в качестве подозреваемого по уголовному делу можно только в случае подозрения в совершении конкретного преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, и при наличии одного из следующих оснований:

  1. когда оно застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
  2. когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо как на совершившее преступление;
  3. когда на этом лице или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

Закон наделяет орган дознания, дознавателя, следователя правом осуществлять задержание и при наличии иных данных, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, но лишь в случаях, когда лицо:

  1. пыталось скрыться;
  2. не имеет постоянного места жительства;
  3. не установлена его личность.

Кроме того, задержание допускается, когда в суд направлено ходатайство об избрании лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 2 ст. 91 УПК).

УПК требует, чтобы после доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю в срок не более 3 часов был составлен протокол задержания (ч. 1 ст. 92 УПК), а в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого орган дознания, дознаватель и следователь должны в письменном виде сообщить прокурору о произведенном задержании (ч. 3 ст. 92 УПК). Подозреваемый должен быть допрошен (ч. 4 ст. 92 УПК); он может быть подвергнут личному обыску (ст. 93 УПК). Для проведения личного обыска при задержании лица или заключении его под стражу не требуется вынесения специального постановления и судебного решения на его производство.

Часть 1 ст. 96 УПК сохранила требование обязательного уведомления не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого кого-либо из близких родственников (при их отсутствии — других родственников), а также предоставила возможность такого уведомления самому подозреваемому. Вместе с тем при необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с согласия прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним (ч. 4 ст. 96 УПК).

Лицо, задержанное в качестве подозреваемого, подлежит немедленному освобождению по постановлению следователя и дознавателя в случаях, если:

  1. не подтвердилось подозрение в совершении преступления;
  2. отсутствуют основания для применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;
  3. задержание было произведено с нарушением требований закона (ст. 91 УПК);
  4. истечении 48 часов с момента его задержания в отношении него не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу;
  5. суд не продлил срок задержания подозреваемого в порядке, установленном в п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК.

Задержание подозреваемого как мера процессуального принуждения

Уголовно-процессуальное задержание подозреваемого (гл. 12 УПК) является мерой процессуального принуждения, которая применяется органом дознания, дознавателем, следователем на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления, влекущего назначение наказания в виде лишения свободы.

Задержание допускается в целях выяснения причастности и задержанного лица к совершению преступления, а также решения вопроса о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу. Оно может быть применено только по возбужденному уголовному делу. Задержать лицо в качестве подозреваемого по уголовному делу можно только в случае подозрения в совершении конкретного преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, и при наличии одного из следующих оснований:

1) когда оно застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

Задержание возможно и при наличии иных данных, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, но лишь в случаях, когда лицо: 1) пыталось скрыться; 2) не имеет постоянного места жительства; 3) не установлена его личность, 4) если в суд направлено ходатайство об избрании лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 2 ст. 91 УПК).

Мотивы задержания должны быть отражены в постановлении и протоколе о задержании. По общему правилу, такими мотивами признаются обоснованные сомнения, что подозреваемый может совершить другое преступление, воспрепятствовать предварительному расследованию, уничтожить следы преступления или иные доказательства.

В каждом случае доставления подозреваемого в орган дознания, к дознавателю, следователю в срок не более 3 часов с момента фактического задержания должен быть составлен протокол задержания. Моментом фактического задержания считается момент фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

В течение 12 часов с момента фактического задержания орган дознания, дознаватель или следователь обязаны в письменной, форме сообщить об этом надзирающему прокурору, а также родственникам или близким лицам задержанного.

О месте или о перемене места нахождения подозреваемого должен быть уведомлен его защитник. В случаях, когда в интересах предварительного расследования необходимо сохранить тайну задержания или место его содержания, то с санкции прокурора уведомление может не производиться. Это ограничение не распространяется на несовершеннолетних подозреваемых.

Подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента фактического задержания в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 46, ст. 189,190 УПК. Допрос подозреваемого производится с участием защитника, который допускается к участию в производстве по делу с момента фактического задержания, а в других случаях – с момента начала осуществления иных действий или мер процессуального принуждения, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

Лицо, задержанное в качестве подозреваемого, подлежит немедленному освобождению по постановлению следователя, дознавателя в случаях, если: 1) не подтвердилось подозрение в совершении преступления; 2) отсутствуют основания для применения к нему заключения под стражу; 3) задержание было произведено с нарушением требований закона (ст. 91 УПК); 4) по истечении 48 часов с момента задержания в отношении подозреваемого не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу; 5) судья не отложил окончательное принятие решения по ходатайству стороны на срок до 72 часов для представления ею дополнительных доказательств обоснованности задержания.

Закон наделяет исключительным правом начальника места содержания подозреваемого немедленно освободить его, если постановление судьи о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, либо о продлении срока содержания под стражей не поступит к указанному должностному лицу.

Задержание как мера уголовно-процессуального принуждения

Задержание как мера уголовно-процессуального принуждения достаточно часто применяется органами предварительного расследования (в России ежегодно в качестве подозреваемых задерживается примерно 150 тыс. человек) в целях пресечения преступной деятельности, предотвращения возможности лица, совершившего преступление, скрыться, предупреждения фактов оказания противодействия расследованию и установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Задержание подозреваемого, хотя и является по своей сути содержанием под стражей, в силу своей кратковременности (до 48 час.) в соответствии с ч. 2 ст. 22 Конституции РФ допускается без вынесения судебного решения. На задержание подозреваемого следователю, дознавателю не требуется согласия начальника следственного органа или начальника подразделения дознания.

Легальное понятие «задержание подозреваемого», применяемое органом дознания, дознавателем, следователем к лицу, подозреваемому в совершении преступления, дано законодателем в п. 11 ст. 5 УПК РФ, а его сущность заключается в кратковременном лишении свободы лица и помещении его в изолятор временного содержания (ч. 2 ст. 94, ч. 7 ст. 108 УПК РФ).

Это интересно:  Как рассчитывается пособие по беременности и родам

Необходимо разграничивать задержание как меру уголовнопроцессуального принуждения, предусмотренную гл. 12 УПК РФ, и захват лица в связи с совершенным им преступлением и доставлением его в орган внутренних дел (полицию) или другой правоохранительный орган, а также административное задержание.

Осуществить фактический захват лица, совершившего преступление, и доставить его в полицию может любой гражданин, каждый сотрудник правоохранительного органа. Однако данное задержание не является уголовно-процессуальным, поскольку эти лица не уполномочены осуществлять расследование по уголовному делу и, как правило, подобное задержание осуществляется очевидцами преступления или пострадавшими от него лицами еще до возбуждения уголовного дела и начала уголовного преследования.

Уголовно-процессуальное задержание отличается и от административного задержания, предусмотренного ст. 27.3 КоАП РФ, основанием для которого является не преступление, а административное правонарушение, право задержать за которое предоставлено широкому кругу сотрудников правоохранительных органов. Продолжительность административного задержания не может превышать трех часов, а задержанные помещаются не в изолятор временного содержания, а в специально отведенные для этого помещения.

Задержание как мера уголовно-процессуального принуждения согласно ч. 1 ст. 91 УПК РФ может быть применена в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Однако одного факта совершения преступления недостаточно, поскольку необходимо наличие у органа расследования одного из предусмотренных законом следующих оснований.

1. Лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения. Хрестоматийным примером задержания по этому основанию является обнаружение лица в помещении, в котором сработала охранная сигнализация.

Момент совершения преступления охватывает период времени не только исполнения преступления, но и на любой иной стадии реализации преступного умысла в процессе приготовления преступления или покушения на его совершение [1] . Таким образом, задержание проводится: в момент преступных действий; непосредственно после их окончания, если лицо находится на месте преступления; при попытке скрыться с места преступления, при преследовании подозреваемого, при проведении заградительных мероприятий, при проведении оперативно-поисковых мероприятий.

В следственной практике нередко между совершением преступных действий и задержанием лиц, их совершивших, проходит большой промежуток времени. Так, по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 91 УПК РФ, органами дознания и следователями СК России по делам, им подследственным, было задержано в день совершения преступления лишь 43,4% подозреваемых. Остальные лица были задержаны по этому основанию через 1,3, 10 дней и более с момента совершения преступления.

2. Потерпевшие или очевидцы указывают на данное лицо как на совершившее преступление. Под указаниями очевидцев и потерпевших (п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ) понимаются показания одного или нескольких свидетелей-очевидцев, или пострадавшего от преступного деяния лица, которые уверенно, категорично указывают на лицо, совершившее преступление. Очевидцами являются лица, непосредственно наблюдавшие факт преступления и указавшие следователю, дознавателю, иным должностным лицам органа дознания сведения, что именно данное лицо совершило преступление. Потерпевший (пострадавший) может прямо указать на лицо, совершившее в отношении него преступление, поскольку контактировало с ним в момент время совершения преступления.

По этому основанию обычно задерживают лиц, подозреваемых в совершении преступлений на улицах и в других общественных местах, а также бытовых преступлений.

Следственная практика показывает, что иногда правоприменителями допускается расширенное толкование п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ, вследствие чего по данному основанию задерживают и тогда, когда подозрение в отношении лица высказывают не очевидцы или потерпевшие, а иные лица, сами не наблюдавшие события преступления. Исходя из смысла Закона такие данные не могут служить основанием для задержания в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ. Показания лиц, которые сами не наблюдали события преступления, следует относить к иным данным, предусмотренным ч. 2 ст. 91 УПК РФ.

В сообщении очевидца должно быть прямое указание на конкретное лицо, совершившее противоправное деяние. Предположительные показания в основу решения о задержании лица положены быть не могут.

3. На этом лице (на теле человека в целом) или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления. Чаще всего это основание используется для задержания лиц, подозреваемых в совершении незаконного оборота огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, наркотических средств или психотропных веществ.

Явными следами следует признавать такие, когда подозреваемый не может объяснить их происхождение иначе как своей причастностью к преступлению. Явными следами преступления могут являться, например, пятна крови и другие выделения организма человека, укусы, царапины, порезы, оставленные на теле подозреваемого потерпевшим при самообороне, следы пороховой копоти на руках подозреваемого в случае применения им огнестрельного оружия, различные вещества с места происшествия (пыжи, дробины, обрывки бумаг, стреляные гильзы и т.д.).

К следам преступления, обнаруженным при подозреваемом, могут быть отнесены орудия совершения преступления (огнестрельное и холодное оружие, кастеты и т.п.), похищенные предметы и деньги. В доме или квартире, где проживает подозреваемый, в принадлежащих ему подсобных помещениях и хозяйственных постройках могут быть обнаружены орудия преступления, похищенные ценности, одежда с пятнами крови и иными человеческими выделениями, различные документы (письма, фотографии, видео, аудиозаписи). Обнаружение таких следов может явиться основанием и для подозрения лица в совершении преступления, и для его задержания.

По подозрению лицо может быть задержано и при наличии иных данных, дающих основание подозревать его в совершении преступления.

Иными данными для возникновения подозрения (ч. 1 ст. 91 УПК РФ) могут быть сведения, полученные по словесному портрету или показания лиц, которые сами не были очевидцами преступления; результаты осмотра, указывающие на совершение преступления определенным лицом; наличие у лица примет, описанных потерпевшим; попытка уничтожить или скрыть следы преступления; данные ревизии; результаты применения служебно-розыскной собаки).

При наличии указанных данных лицо также может быть задержано, если:

  • • пыталось скрыться;
  • • не имеет постоянного места жительства;
  • • не установлена его личность;
  • • либо следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

Отсутствие перечисленных условий исключает возможность использования иных данных в качестве основания задержания. В то же время при наличии только одних этих условий без иных данных также исключает возможность задержания лица.

Следователи и работники дознания испытывают трудности в понимании самого термина «иные данные». Отдельные из них понимают под этим сведения, характеризующие личность (например, наличие судимости, сведения об агрессивности характера и т.д.). Некоторые авторы в иные данные включают не только сведения, зафиксированные в процессуальных документах (показания обвиняемых и свидетелей, не являющихся очевидцами преступления; результаты осмотра, указывающие на совершение преступления определенным лицом; наличие у лица примет, описанных потерпевшим; попытка уничтожить или скрыть следы преступления; данные ревизии; результаты применения служебно-розыскной собаки), но и сведения, полученные при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Мотивы задержания заключаются в пресечении попыток этого лица:

  • • скрыться от органов предварительного расследования или суда;
  • • воспрепятствовать установлению объективной истины по уголовному делу путем угроз свидетелю и другим участникам уголовного процесса, уничтожения следов преступления и т.д.;
  • • продолжать в дальнейшем преступную деятельность;
  • • воспрепятствовать исполнению обвинительного приговора.

Фактически мотивы задержания являются одной из составляющих оснований для задержания лица.

Проблема, возникающая при ее применении, связана с установлением достаточности информации, на основании которой должностное лицо, осуществляющее уголовного судопроизводство, принимает решение об ограничении свободы гражданина. Так, вероятность ошибки выше при задержании лица по подозрению в убийстве, совершенном в условиях неочевидности, нежели при задержании лица в момент совершения им хулиганства в общественном месте.

Уголовно-процессуальный закон достаточно детально регламентирует порядок задержания лица в качестве подозреваемого, что призвано гарантировать законность и обоснованность применения данной меры процессуального принуждения и обеспечить права задержанного.

Одной из проблем правоприменителя задержания является правильность исчисления сотрудниками правоохранительных органов срока задержания, который они начинают исчислять с момента окончания доставления лица в орган власти. Таким образом, лицо в период между фактическим его задержанием — «захватом» — и окончанием процедуры его доставления к следователю, дознавателю находится вне рамок правового регулирования.

Указанный период времени нередко используется оперативными сотрудниками для «выбивания» явки с повинной. Ее получение решает сразу несколько задач: легализует основание для задержания тогда, когда оно изначально, базировалось на весьма сомнительных подозрениях, а также позволяет раскрыть преступление.

Пример. Заявитель Ч. жаловался, что кроме применения незаконного насилия сотрудниками милиции, фактически он был задержан около 16 часов 25 января 2010 г. в п. Шушенское, протокол же задержания был составлен в 4 часа 27 января 2010 г. в г. Красноярске. В одном из ответов прокуратуры Красноярского края на жалобу заявителя сообщалось следующее: «В протоколе задержания указано время задержания 2 часа 27.01.2010, время составления протокола — 4 часа 27.01.2010. Согласно рапорту оперуполномоченного ОРЧ-1 УР ГУВД по Красноярскому краю Н., гражданин Ч. был задержан 26.01.2010 в 19 часов и доставлен к следователю. Протокол задержания составлен был в 2 часа 27.01.2010, а исчисляться срок задержания начал с момента фактического доставления задержанного к следователю [2] .

Из примера ясно видно, что сотрудники правоохранительных органов никак не обосновывают мнение, что срок задержания исчисляется с момента доставления лица к следователю. Ссылка на ч. 1 ст. 92 УПК РФ не может быть принята по причине того, что в этой части говорится о том, что после доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания.

Это интересно:  Октмо в декларации 3 ндфл как узнать

Подобное понимание отдельными практическими сотрудниками правоохранительных органов момента фактического задержания, с которого необходимо исчислять срок задержания, не соответствует не только российскому, но и международному законодательству.

В Европейском Суде по правам человека уже не раз говорилось о том, что в Российской Федерации нарушают ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующая свободу и неприкосновенность личности. В ряде его решений говориться, что лишение свободы без ее фиксации является нарушением самой сути гарантий ст. 5 Конвенции и тот факт, что задержание не было надлежащим образом зафиксировано и оформлено, признается грубейшим нарушение прав человека [3] .

Следовательно, если руководствоваться решениями Страсбуг- ского Суда, момент фактического задержания определяется моментом лишения свободы. Аналогичным образом сформулирован и правовой подход законодателя к пониманию содержания понятия «подозреваемый», что позволяет отождествлять момент фактического задержания с моментом захвата лица, совершившего преступление, и включать время его доставления в правоохранительные органы в срок задержания подозреваемого.

Законодатель также (п. 3 ч. 1 ст. 90 УПК РФ) предусмотрел, что уже с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, ему предоставляется возможность участия в уголовном деле защитника, который приглашается самим подозреваемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого. По просьбе подозреваемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем.

Так, после доставления подозреваемого в орган дознания, к дознавателю или следователю то в срок не более трех часов должны составить протокол задержания. Бланк протокола задержания содержит соответствующие реквизиты, подлежащие заполнению при его составлении. В обязательном порядке в нем указываются часы и минуты задержания, основания задержания, права подозреваемого, его заявления по поводу задержания, результаты личного обыска, замечания к протоколу и др.

Порядок задержания подозреваемого регламентируется ст. 92 УПК РФ. Подозреваемому в соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ должна быть вручены копия протокола задержания. Последний является основанием помещения его в изолятор временного содержания.

Задержание подозреваемого сопровождается обязательным разъяснением ему прав, предусмотренных ст. 46 УПК РФ, согласно которой у него есть право: знать, в чем он подозревается; давать объяснения и показания по существу подозрения; пользоваться помощью защитника и иметь с ним свидание до первого допроса наедине и конфиденциально; заявлять ходатайства и отводы и др.

В обязательном порядке ему разъясняется предусмотренное ст. 51 Конституции право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников. О разъяснении прав подозреваемому делается отметка в протоколе задержания.

Подозреваемый согласно ст. 93 УПК РФ может быть подвергнут личному обыску, который проводится без вынесения об этом постановления и без судебного решения (ст. 184 УПК РФ). Личный обыск подозреваемого проводится лицом одного пола с обыскиваемым и в присутствии понятых и (или) специалистов того же пола. Результаты личного обыска отражаются в протоколе задержания и могут быть использованы в качестве доказательств.

О произведенном задержании орган дознания, дознаватель, следователь обязаны письменно сообщить прокурору в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого (ч. 3 ст. 92 УПК РФ). В этот же срок о задержании уведомляются близкие родственники задержанного, а при их отсутствии — другие родственники или возможность уведомления предоставляется самому задержанному. При необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление родственников может не производиться с согласия прокурора, за исключением случаев задержания несовершеннолетних подозреваемых.

Обязательный порядок уведомления установлен в отношении подозреваемого, являющегося членом общественной наблюдательной комиссии, а также гражданина или подданного другого государства.

Таким образом, уголовно-процессуальное задержание подозреваемого представляет собой действие, состоящее:

  • • из фактического задержания (или захвата), лица, совершившего противоправное деяние, с целью его незамедлительного доставления для разбирательства в правоохранительные органы. Вместе с тем физический захват лица и его препровождение в компетентный орган или к должностному лицу по своей природе не вполне является процессуальной деятельностью. Фактическое задержание подозреваемого не может быть произведено в порядке, установленном УПК РФ, так как фактически задержать лицо может пострадавший от его действий, очевидец, должностное лицо, не уполномоченное на составление протокола задержания и пр. Поэтому в практике известны факты, когда в процессе задержания этому лицу был причинен вред, а в последующем выяснялось, что данное лицо не является субъектом совершенного преступления;
  • • доставления лица обычно в органы внутренних дел, сотрудники которого обязаны непосредственно разбираться с правонарушителем и его деянием. Таким образом, доставление и задержание, как административное, так и уголовно-процессуальное, следует разделить на два этапа: непроцессуальная деятельность и процессуальное действие. Непроцессуальная деятельность может осуществляться до возбуждения уголовного дела, тогда как процессуальное задержание допустимо производить только после его возбуждения;
  • • административно-правового задержания сроком до трех часов в порядке ст. 27.3 КоАП РФ, цель которого состоит в разбирательстве должностного лица с доставленным в связи с совершенным им деянием с признаками преступления или иного правонарушения. В его рамках должностное лицо должно:
    • (а) получить от доставивших правонарушителя лиц заявление, объяснение или рапорт с изложением обстоятельств фактического задержания и доставления лица в правоохранительный орган;
    • (б) установить личность доставленного для разбирательства;
    • (в) получить от доставленного лица объяснение по поводу фактического задержания;
    • (г) определить из принятых им документов, содержит ли деяние признаки преступления или иного правонарушения;
    • (д) решить вопрос о необходимости незамедлительного возбуждения уголовного дела;
    • (е) принять решение при наличии возбужденного уголовного дела о процессуальном задержании доставленного или отобрании у него обязательства о явке либо о применении к нему меры пресечения, не связанной с помещением в специализированное учреждение. Как отмечено выше, если в ходе такого административного задержания обнаруживаются основания для задержания по подозрению в совершении преступления, то срок такого задержания должен исчисляться с момента фактического лишения свободы передвижения, т.е. включать и срок административного задержания;
  • • в случае уголовно-процессуального задержания, решить вопрос о заключении задержанного лица в изолятор временного содержания. При необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий оперативные работники вправе встречаться с задержанным с письменного согласия дознавателя или следователя (ст. 95 УПК).

В тоже время возникает резонный вопрос, какими правилами следует руководствоваться, если задержан скрывшийся обвиняемый, которому обвинение предъявлено еще не было — правилами ч. 4 ст. 92 УПК РФ или же ч. 1 ст. 173, п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ. Согласно п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе и до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности. Ситуация усложняется, если задержан скрывшийся обвиняемый, которому не было предъявлено обвинение. Представляется, что данное обстоятельство не должно препятствовать его допросу в качестве задержанного, допрос же указанного лица в качестве обвиняемого может быть осуществлен позже.

Законодатель в ч. 1 ст. 95 УПК РФ установил, что порядок и условия содержания подозреваемых под стражей определяются федеральным законом. В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № ЮЗ-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» данные лица содержатся в изоляторе временного содержания. Эту функцию могут также выполнять учреждения уголовно-исполнительной системы. В случаях, когда задержание по подозрению в совершении преступления осуществляется капитанами морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, или руководителями геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, подозреваемые содержатся в специально приспособленных для этих целей помещениях.

Подозреваемый может содержаться под стражей без судебного решения не более 48 часов с момента фактического задержания, т.е. реального лишения свободы передвижения данного лица (ч. 2 ст. 94 УПК РФ). По истечении этого времени он подлежит освобождению. Однако подозреваемый может содержаться под стражей и свыше указанного срока в случае, если суд, при условии признания задержания законным и обоснованным, продлил этот срок до 72 часов для представления сторонами дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности его заключения под стражу (ч. 7 ст. 108 УПК РФ).

К основаниям освобождения подозреваемого из под стражи ст. 94 УПК РФ относит не подтверждение подозрения, отсутствие оснований применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу или задержание с нарушением требований закона. Об освобождении подозреваемого орган дознания, дознаватель, следователь выносят постановление. К числу оснований закон относит и истечение установленного срока задержания, в связи с чем начальник места содержания под стражей освобождает подозреваемого своим постановлением, о чем уведомляется орган дознания или следователь, а также прокурор.

При освобождении подозреваемого ему выдается справка, в которой указывается, кем он был задержан, дата, время, место и основания задержания, дата, время и основания освобождения, а также возвращаются документы, личные вещи, деньги (ч.5 ст.94 УПК РФ).

Статья написана по материалам сайтов: be5.biz, helpiks.org, studref.com.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector