Исторические и политические споры

В международном пространстве существует издавна деление споров на политические и юридические. Основным видом разрешения международных политических споров являются переговоры. Политические споры — это наиболее опасные для мира споры, затрагивающие часто основные права и интересы государств. Согласно Уставу ООН функция международного органа, несущего главную ответственность за мир, является Совет Безопасности. Ст. 34 уполномочивает его “расследовать любой спор или любую ситуацию, которые могут привести к международным трениям или вызвать спор для определения того, может ли ситуация угрожать поддержанию международного мира и безопасности”. Таким образом, Совет Безопасности несет ответственность за урегулирование важных политических споров. Суду же согласно Уставу ООН и Статуту передана функция осуществления международного правосудия, то есть рассмотрение юридических споров, являющихся спорами менее важными и более частыми по сравнению с политическими спорами. Трудно найти основной критерий, позволяющий провести четкую границу между политическим и юридическим спором, в особенности в теоретическом аспекте. “Юристы-международники, — пишет Брейрли, — во всяком случае, согласились с тем, что это различие (между юридическими и политическими спорами) существует, но они не пришли к согласию относительно того, в чем же именно оно заключается” Анисимов Л.Н. «Международно-правовые средства разрешения международных споров» — Л., 1975г., с. 99. Часто тот или иной спор представляет собой комбинацию целого ряда спорных вопросов, одни из которых носят характер юридический, а другие — политический. Кроме того, тот или иной политический спор, в зависимости от отношения к нему сторон, может быть трактован и как юридический и наоборот, юридический спор подчас может быть представлен ими как политический. Эта взаимосвязь политических и юридических споров объясняется самим характером связи политики и права. Характер и форма защиты интересов государства, в зависимости от обстоятельств, могут быть юридическими или политическими, но так как в основе и политических и юридических споров лежат интересы и воля спорящих государств, то их взаимосвязь и взаимопереход всегда могут иметь место. Определения, даваемые зарубежными учеными понятию юридического спора, можно свести к следующим группам. Одни берут за основу принцип “совместимости” с существующим международным правом. Если исполнение претензий сторон не может быть осуществлено в результате применения правовой нормы, то это спор политический; если достаточно ее применения для разрешения конфликта — имеет место юридический спор. “Юридические споры — те, которые могут быть решены без изменения права”, — пишет Лаутерпахт. В западной юридической литературе эта теория получила название “локарнской”. Она была сформулирована в ст. 3 Локарнского договора между Бельгией, Англией, Германией, Францией и Италией от 16 октября 1925 года. “Все вопросы, по которым стороны находились бы в споре об их обоюдных правах, должны быть переданы судьям, решениям которых стороны обязаны подчиниться”. “Локарнские соглашения” , -М., 1925г, с.34. Всякий иной спор передается в согласительные комиссии. Однако каждое государство может отказаться от судебной ответственности, заявив, что нет юридической нормы, относящейся к делу. Однако и в политическом и в юридическом споре характер обоснования сторонами своих претензий чаще всего носит правовой характер. И в том, и в другом случае государства ссылаются на нормы права, подписанные ими договора и т.д. Задача органа, разрешающего спор заключается в том, чтобы определить, насколько юридически обоснованы эти требования. Невозможно отделить юридический спор от политического на том основании, что первый “есть спор о праве”, а второй нет. Подобно юридическому, политический спор может быть разрешен путем применения правовой нормы. Соблюдение договора, суверенитет государства, его территориальное верховенство и т.д. — все это институты международного права, с нормами которых чаще всего связаны политические конфликты. Решение их неотделимо от применения общепризнанных норм международного права. В любом политическом споре претензии стороны, защищающейся от агрессора и стоящей на страже своего суверенитета и т.п., всегда соответствуют международному праву. Гузей, С.В. Развитие международного права Международным Судом ООН : На примере .кандидата юридических наук, -М: МПОА, 2005, с. 117. Может быть и такое положение, когда в юридическом споре претензии стороны, выступающей с необоснованными требованиями, практически ведут к изменению права. (Суд исходит из того, насколько правомерны и обоснованы претензии сторон). Самым распространенным среди западных международных правоведов принципов отличия юридического спора от политического, является характер обоснования претензий в споре. Если обоснование носит правовой характер — имеет место юридический спор; если же свои претензии стороны мотивируют политическими или какими-либо иными мотивами — имеет место политический спор.“К правовым, — пишет М. Оппенгейм, — причисляются споры, в которых стороны опираются в своих претензиях на положения, признанные международным правом. Все остальные споры принято считать политическими или столкновением интересов». Л. Оппенгейм , Международное право, т. II, п/т I, М., 1949 , cтр. 55 Однако и в политических спорах стороны часто прибегают к правовому обоснованию своей точки зрения. Некоторые ученые считают, что вообще нет смысла искать специфическое качество юридического спора, отличающее его от политического, поскольку это различие вообще неуловимо. Они считают, что достаточно имеющегося перечня видов юридических споров, указанных в п. 2 ст. 36 Статута Суда: а) толкование договора; б) наличие любого вопроса международного права; в) наличие факта, который, если он будет установлен, представляет собой нарушение международного обязательства; г) характер и размер возмещения, причитающийся за нарушение международного обязательства. Недостаточность этой точки зрения состоит в том, что она не дает Суду основного принципа, согласно которому можно причислить спор к тому или иному из перечисленных пунктов. Ведь в п. 2 ст. 36 Статута речь идет о правовом споре, уже квалифицированном как таковом. Вопросы, перечисленные в пунктах а-с, даны для того, чтобы отличить один вид правого спора от другого. Кроме того, данное перечисление не является исчерпывающим даже с точки зрения перечисления основных видов судебных споров. Возможны такие виды споров, которые не предусмотрены в п. 2 ст. 36 Статута. Стороны по взаимному соглашению могут внести в Суд такой спор, который не предусмотрен ни одним из этих пунктов. Наконец, существует мнение, исходящее из тех же предпосылок, что и предыдущее, — нет возможности найти критерий, отличающий правовой спор от неправового, — и заключающийся в следующем: юридический спор — это то спор, относительно которого стороны пришли к соглашению о судебной процедуре.

Это интересно:  Закупки у смп по 223 фз

Определяющие этот принцип ученые считают, что характер спора определяется способом его урегулирования. “Юридический спор это тот, который решается судебной процедурой, политический — политическими средствами”. Данная точка зрения вообще оставляет в стороне вопрос о критерии различия юридических и политических споров. Дело осложняется еще и тем, что в каждом новом споре его участники могут давать каждый раз новое понимание юридического спора. Что касается Суда, то он не связан своим решением. Следовательно, если он не будет руководствоваться единым принципом, то понятие юридического спора, данное в одном решении или консультативном заключении, может разойтись с определением, данном в другом, что еще более запутывает вопрос. По мнению Ф.И. Кожевникова, И.Ф. Кожевников, Г.В. Шармазанашвили, Международный Суд ООН:организация, цели, практика, М.,1971г., стр. 88. к определению понятия юридического и политического спора следует подходить и с точки зрения того, какого рода отношения между государствами нарушены в данном споре. Как известно, судебное разбирательство преследует своей целью урегулирование спора, или, иначе говоря, урегулирование отдельных отношений между государствами. Эти отношения надо отличать от непосредственного предмета спора. Таковыми могут быть: а) предмет (материальные ценности); б) право, на обладание которым стороны заявляют свои претензии. В отличие от предмета спора объект мирного урегулирования является регулируемым отношением. Для того чтобы определить специфику правового спора, нужно выяснить — нарушение каких именно отношений лежит в его основе. Отличие юридических споров от политических основывается на различном характере межгосударственных отношений, непосредственно затрагиваемых этими спорами. Характер, организация и компетенция Международного Суда ООН показывает, что он предназначен для разрешения исключительно правовых споров между государствами. “Чтобы Международный Суд ООН соответствовал своему назначению, — пишет проф. Н.Н. Полянский, — он должен сохранить именно тот сравнительно скромный удельный вес, который определен ему Уставом ООН как органу, призванному разрешать только споры правового характера . ”. Полянский Н.Н. Международный Суд. Москва, изд. Академии Наук СССР, 1951г., с. 122.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ СПОРЫ

МЕЖДУНАРОДНЫЕ СПОРЫ — разногласия, возникающие между государствами по различным вопросам их взаимных и международных отношений.

Со­глас­но ме­ж­ду­народному пра­ву, субъ­ек­ты ме­ж­ду­народного пра­ва обя­за­ны раз­ре­шать спо­ры ме­ж­ду со­бой мир­ны­ми сред­ст­ва­ми та­ким об­ра­зом, что­бы не под­вер­гать уг­ро­зе ме­ж­ду­народный мир, безо­пас­ность и спра­вед­ли­вость. Прин­цип мир­но­го раз­ре­ше­ния спо­ров яв­ля­ет­ся ос­нов­ным прин­ци­пом ме­ж­ду­народного пра­ва, выс­шей им­пе­ра­тив­ной нор­мой jus co­gens. Международные споры раз­ре­ша­ют­ся на ос­но­ве су­ве­рен­но­го ра­вен­ст­ва го­су­дарств и при со­блю­де­нии прин­ци­па сво­бод­но­го вы­бо­ра средств в со­от­вет­ст­вии с Ус­та­вом ООН, прин­ци­пом спра­вед­ли­во­сти и основными прин­ци­па­ми ме­ж­ду­народного пра­ва.

Ус­тав ООН де­лит международные споры на две ка­те­го­рии: осо­бо опас­ные, про­дол­же­ние ко­то­рых мо­жет уг­ро­жать под­дер­жа­нию ме­ж­ду­народного ми­ра и безо­пас­но­сти (статья 34), лю­бые др. спо­ры. На­ря­ду с тер­ми­ном «спо­ры» в Ус­та­ве ООН упот­реб­ля­ет­ся по­ня­тие «си­туа­ция» (статьи 34,35). Кри­те­ри­ев раз­де­ле­ния спо­ров и си­туа­ций на ка­те­го­рии Ус­тав ООН не со­дер­жит, пре­дос­тав­ляя ре­ше­ние это­го во­про­са Со­ве­ту Безо­пас­но­сти. В со­от­вет­ст­вии со статьей 34 Ус­та­ва ООН «Со­вет Безо­пас­но­сти упол­но­мо­чи­ва­ет­ся рас­сле­до­вать лю­бой спор или лю­бую си­туа­цию, ко­то­рая мо­жет при­вес­ти к ме­ж­ду­народным тре­ни­ям или вы­звать спор, для оп­ре­де­ле­ния то­го, не мо­жет ли про­дол­же­ние это­го спо­ра или си­туа­ции уг­ро­жать под­дер­жа­нию ме­ж­ду­народного ми­ра и безо­пас­но­сти».

Т. о., де­ле­ние ме­ж­ду­народных кон­флик­тов на спо­ры и си­туа­ции яв­ля­ет­ся ус­лов­ным и от­но­си­тель­ным. Так­же нет чёт­ко­го раз­гра­ни­че­ния ме­ж­ду по­ли­тическими и юри­дическими спо­ра­ми. Со­глас­но статье 36 Ус­та­ва ООН, спо­ры юри­дического ха­рак­те­ра долж­ны, как об­щее пра­ви­ло, пе­ре­да­вать­ся сто­ро­на­ми в Ме­ж­ду­на­род­ный суд ООН. Его Ста­тут со­дер­жит пе­ре­чень пра­во­вых спо­ров, по ко­то­рым юрис­дик­ция су­да при­зна­на обя­за­тель­ной. Речь в этой ста­тье идёт о спо­рах, ка­саю­щих­ся: тол­ко­ва­ния до­го­во­ра; лю­бо­го во­про­са ме­ж­ду­народного пра­ва; на­ли­чия фак­та, ко­то­рый, ес­ли он бу­дет ус­та­нов­лен, пред­ста­вит со­бой на­ру­ше­ние ме­ж­ду­народного обя­за­тель­ст­ва; ха­рак­те­ра и раз­ме­ров воз­ме­ще­ния, при­чи­таю­ще­го­ся за на­ру­ше­ние ме­ж­ду­народного обя­за­тель­ст­ва. Пе­ре­чень пра­во­вых спо­ров не яв­ля­ет­ся ис­чер­пы­ваю­щим. По­ли­тические спо­ры как наи­бо­лее важ­ные и слож­ные (например, по тер­ри­то­ри­аль­ным про­бле­мам, оп­ре­де­ле­нию гра­ниц) ре­ша­ют­ся по­ли­тическими сред­ст­ва­ми.

Со­глас­но статье 33 Ус­та­ва ООН, го­су­дар­ст­ва долж­ны стре­мить­ся к ско­рей­ше­му и спра­вед­ли­во­му раз­ре­ше­нию международных споров пу­тём пе­ре­го­во­ров, об­сле­до­ва­ния, по­сред­ни­че­ст­ва, при­ми­ре­ния, ар­бит­ра­жа, су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ст­ва, об­ра­ще­ния к ре­гио­наль­ным ор­га­нам или со­гла­ше­ни­ям или ины­ми мир­ны­ми сред­ст­ва­ми по сво­ему вы­бо­ру. В по­ис­ках по­доб­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния сто­ро­ны долж­ны со­гла­со­вы­вать та­кие мир­ные сред­ст­ва, ко­то­рые со­от­вет­ст­во­ва­ли бы об­стоя­тель­ст­вам и ха­рак­те­ру спо­ра.

В сво­ём раз­ви­тии мир­ные сред­ст­ва раз­ре­ше­ния международных споров не ос­та­ют­ся не­из­мен­ны­ми. Они раз­ви­ва­ют­ся в за­ви­си­мо­сти от ис­то­рической эпо­хи и осо­бен­но­стей со­от­но­ше­ния сил на ме­ж­ду­народной аре­не. Од­ни мир­ные спо­со­бы раз­ре­ше­ния кон­флик­тов из­вест­ны с древ­ней­ших вре­мён (до­б­рые ус­лу­ги, по­сред­ни­че­ст­во ме­ж­ду­на­род­ное и др.), дру­гие по­лу­чи­ли раз­ви­тие лишь в XIX веке (со­гла­си­тель­ные про­це­ду­ры, ар­бит­раж), тре­тьи воз­ник­ли на про­тя­же­нии второй половиный XX века (ме­ж­ду­народные су­ды, при­ми­ри­тель­ные ко­мис­сии, раз­ре­ше­ние спо­ров в рам­ках ме­ж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций, кон­суль­та­ции и др.).

Политические споры среди либералов

Политические споры среди либералов

В прошлую пятницу «Путь Правды» (№ 18) поместил статью «Г-н Струве об «оздоровлении власти»»[43], знакомя своих читателей с оценкой политического положения

России одним из наиболее откровенных и последовательных контрреволюционных либералов.

На другой день газета «Речь» поместила громадный, «принципиальный» фельетон г. Милюкова «против» г-на Струве по поводу той же самой статьи его об оздоровлении власти. На споре этих двух либералов полезно остановиться, ибо, во-первых, спор касается важнейших вопросов русской политики, а во-вторых, спор вскрывает два политических типа буржуазных деятелей. И это такие типы, которые надолго, на десятилетия, будут иметь существенное политическое значение в России, которые имеют подобное же значение во всех капиталистических странах. Пролетариат в своих интересах должен знать эти типы.

Г-н Струве вполне высказал за последние годы свою точку зрения особенно ясно в книге «Вехи»<118>. Это – точка зрения контрреволюционного либерала, сторонника религии (и философского идеализма, как вернейшего и «ученейшего» пути к ней), противника демократии. Это – ясная, отчетливая точка зрения, имеющая не личное, а классовое значение, ибо на деле вся масса октябристской и кадетской буржуазии в России в 1907–1914 годы стояла именно на этой точке зрения.

Это интересно:  Бухгалтерский лицо услуга юридический

Суть дела – поворот и октябристской и кадетской буржуазии вправо, прочь от демократии. Суть дела в том, что эта буржуазия больше боится народа, чем реакции. Суть дела в том, что не случайность, а классовая борьба буржуазии с пролетариатом вызвала этот поворот. Суть дела в том, что Струве, а за ним Маклаков только откровеннее других кадетов сказали правду про свой класс, про свою партию.

Эта правда колола глаза тем дипломатам кадетской партии (во главе их г. Милюкову), которые считают необходимым заигрывать с демократией, полагая, что роль этой демократии не совсем сыграна и что буржуазии придется, пожалуй, жить и действовать в порядках, создаваемых не только Пуришкевичами, а – неровен час – в порядках, создаваемых демократией, «чернью», «улицей», рабочими.

Ведя ту же линию, что г. Струве и г. Маклаков, г. Милюков хочет прикрывать ее, прихорашиваться перед публикой, надувать демократию и вести ее на поводу. Поэтому г. Милюков делает вид, что спорит с «Вехами», что спорит со Струве, что опровергает Маклакова, тогда как на деле он лишь учит Струве и Маклакова похитрее прятать свои мысли.

Гвоздь длинного фельетона г. Милюкова против Струве – обвинение Струве в «безысходной путанице».

Сердито и сильно – не правда ли?

В чем же путаница? В том, что Струве «оптимистически» верит в оздоровление власти, сам, однако, говоря, что власть не выносит уроков из «потрясений» и делает их этим неизбежными. Исход, по г. Струве, либо «смута», либо оздоровление власти. К первому же исходу Струве не хочет ни «действенно стремиться» ни даже «желать» его.

Действительно, путаница есть у Струве, но вполне и целиком также у Милюкова. Ибо партия к.-д., – ее же вождь Милюков, – то же самое не может ни «желать» первого исхода ни «действенно стремиться к нему».

Не слова доказывают это (глупы те, кто в политике судит о людях и о партиях по словам их), а дела, т. е. вся история партии к.-д. с 1905 по 1914 год, без малого целое десятилетие.

К.-д. партия более боится встать на сторону рабочих (в вопросах программы-минимум, разумеется), чем зависеть от Пуришкевичей.

Это относится ко всей партии, ко всей буржуазии кадетской и октябристской, и Милюков просто смешон, когда из этого пытается сделать упрек против одного Струве.

Во всех странах опыт истории показывает нам колебания желающей прогресса буржуазии между тем, встать ли на сторону рабочих или зависеть от Пуришкевичей. Во всех странах – и чем цивилизованнее, чем свободнее страна, тем сильнее – наблюдаются два типа политиков буржуазии. Один тип откровенно тянет к религии, к Пуришкевичам, к прямой борьбе с демократией и старается последовательно-теоретически обосновать это тяготение. Другой тип специализируется на прикрытии именно этого самого тяготения заигрыванием с демократией.

Дипломатичные Милюковы есть везде, и рабочим необходимо уметь сразу отличать «лисий хвост».

«Путь Правды» № 25, 1 марта 1914 г.

Печатается по тексту газеты «Путь Правды»

Западники и славянофилы

Когда караван поворачивает назад, впереди оказывается хромой верблюд

Две доминирующие философские мысли в России 19 века это западники и славянофилы. Это был важный спор с точки зрения выбора не только будущего России, но и ее устоев и традиций. Это не просто выбор к какой части цивилизации относится то или иное общество, это выбор пути, определение вектора будущего развития. В российском обществе еще в XIX столетии состоялся принципиальный раскол во взглядах на будущее государства: часть примером для наследования считала государства западной Европы, другая часть утверждала, что Российская Империя должна иметь свою особую модель развития. Эти две идеологии вошли в историю, соответственно, как «западничество» и «славянофильство». Однако корни противостояния этих взглядов и сам конфликт не удастся ограничить только XIX веком. Для понимания ситуации, а также влияния идей на сегодняшнее общество следует немного углубиться в историю и расширить временной контекст.

Корни появления славянофилов и западников

Принято считать, что раскол в общество по поводу выбора своего пути или наследования Европы внес царь, а позже император Петр 1, который пытался модернизировать страну на европейский лад и в результате превнес на Русь множество укладов и устоев, которые были характерны исключительно для западного общества. Но это был только 1, крайне яркий пример того, как вопрос выбора решался силой, и всему обществу это решение навязывалось. Однако история спора намного сложнее.

Истоки славянофильства

Для начала следует разобраться с корнями появления славянофилов в российском обществе:

  1. Религиозные ценности.
  2. Москва есть третий Рим.
  3. Реформы Петра

Религиозные ценности

Первый спор о выборе пути развития историки обнаружили в ХV столетии. Состоялся он вокруг религиозных ценностей. Дело в том, что в 1453 году Константинополь, центр православия, был захвачен турками. Авторитет местного патриарха падал, все больше было разговоров о том, что священники Византии теряют «праведный моральный облик», а в Европе католической это происходит уже давно. Следовательно, Московское царство должно оградить себя от церковного влияния этих стан и провести очищение («исихазм») от ненужных для праведной жизни вещей, в том числе от «суеты мирской». Открытие в 1587 году патриархата в Москве стало доказательством того, что Россия имеет право на «свою» церковь.

Москва есть третий Рим

Дальнейшее определение необходимости своего пути связано с XVI столетием, когда родилась идея о том, что «Москва – третий Рим», а значит должна диктовать свою модель развития. В основе этой модели лежало «собирание земель русских» для защиты их от пагубного влияния католицизма. Тогда и родилась концепция «Святая Русь». Церковная и политическая идеи соединились в одну.

Реформаторская деятельность Петра

Реформы Петра начала ХVIII столетия были поняты не всеми подданными. Многие были убеждены, что это не нужные России меры. В определенных кругах даже родился слух, что во время визита в Европу царя подменили, ведь «настоящий русский монарх никогда не будет перенимать чуждые порядки». Реформы Петра раскололи общество на сторонников и противников, чем создали предпосылки для формирования «славянофилов» и «западников».

Это интересно:  Проверка физ лица на судимость

Истоки западничества

Что касается корней возникновения идей западников, кроме вышеуказанных реформ Петра следует выделить еще несколько важных фактов:

  • Открытие западной Европы. Как только подданные российских монархов открывали для себя страны «другой» Европы на протяжении XVI-XVIII веков, они понимали разницу между регионами западной и восточной Европы. Они начинали задаваться вопросами причин отставания, а также путей решения этой сложной экономической, социальной и политической проблемы. Под влиянием Европы находился Петр, после «заграничного» похода во время войны с Наполеоном многие дворяне и интеллигенция начали создавать тайные организации, целью которых было обсуждение будущих реформ на примере Европы. Самой известной подобной организацией было общество декабристов.
  • Идеи Просвещения. Это XVIII столетие, когда мыслители Европы (Руссо, Монтескье, Дидро) высказывали идеи о всеобщем равенстве, распространение образования, а также об ограничении власти монарха. Эти идеи быстро попали в Россию, особенно после открытия там университетов.

Суть идеологии и ее значимость

Одним из первых идейных западников считается писатель А.Радищев, который высмеивал отсталость России, намекая на то, что это вовсе не особый путь, а просто отсутствие развития. В 1830 годах с критикой российского общества выступил П.Чаадаев, И.Тургенев, С.Соловьев и другие. Так как российскому самодержавию было неприятно слышать критику, то западникам было сложнее, чем славянофилам. Именно поэтому некоторые представители этого течения покинули Россию.

Общие и отличительные взгляды западников и славянофилов

Историки и философы, которые занимаются исследованием западников и славянофилов, выделяют следующие предметы для дискуссий между этими течениями:

  • Цивилизационный выбор. Для западников, Европа – эталон развития. Для славянофилов, Европа – пример морального падения, источник возникновения пагубных идей. Поэтому последние настаивали на особом пути развития Российского государства, которое должно иметь «славянский и православный характер».
  • Роль личности и государства. Для западников характерны идеи либерализма, то есть свободы личности, ее первичность перед государством. Для славянофилов главное – государство, а личность должна служить общей идеи.
  • Личность монарха и его статус. Среди западников было два взгляда на монарха в империи: его либо стоит убрать (республиканская форма правления), либо ограничить (конституционная и парламентская монархия). Славянофилы считали, что абсолютизм – это истинно славянская форма правления, конституция и парламент – это чуждые для славян политические инструменты. Яркий пример такого взгляда на монарха перепись населения 1897 года, где последний император Российской империи в графе «род занятий» указал «хозяин земли русской».
  • Крестьянство. Оба течения сходились в том, что крепостное право – это пережиток, признак отсталости России. Но славянофилы призывали ликвидировать его «сверху», то есть при участии власти и дворян, а западники призывали прислушаться к мнению самих крестьян. Кроме того, славянофилы говорили, что крестьянская община – это лучшая форма управления землей и ведения хозяйства. Для западников общину нужно распустить и создать частного фермера (что и пытался сделать П.Столыпин в 1906-1911 годах).
  • Свобода информации. По мнению славянофилов, цензура – нормальная вещь, если она в интересах государства. Западники выступали за свободу печати, свободное право выбора языка и т.д.
  • Религия. Это один из основных пунктов славянофилов, поскольку православие – это основа русского государства, «Святой Руси». Именно православные ценности должна защитить Россия, поэтому она и не должна перенимать опыт Европе, ведь он нарушит православные каноны. Отражением этих взглядов была концепция графа Уварова «православие, самодержавие, народность», которая стала основой построения России в ХІХ веке. Для западников религия не была чем-то особенным, многие даже говорили о свободе вероисповедания и отделении церкви от государства.

Трансформация идей в 20 веке

В конце XIX – начале XX века эти два течения прошли сложную эволюцию и трансформировались в направления и политические течения. Теория славянофилов в понимании некоторой интеллигенции начала трансформироваться в идею «панславизма». В ее основе идея объединения всех славян (возможно только православных) под одним флагом одного государства (России). Или другой пример: из славянофильства возникли шовинистические и монархистские организации «Черные Сотни». Это пример радикальной организации. Конституционные-демократы (кадеты) приняли некоторые идеи западников. Для социалистов-революционеров (есеров) Россия имела свою модель развития. РСДРП (большевики) меняли свои взгляды на будущее России: до революции Ленин утверждал, что Россия должна пройти путь Европы, однако после 1917 года заявил о своем, особом пути страны. По-сути, вся история СССР – это реализация идеи своего пути, но в понимании идеологов коммунизма. Влияние Советского Союза в странах центральной Европы – это попытка реализации все той же идеи панславизма, но в коммунистической форме.

Таким образом, взгляды славянофилов и западников формировали на протяжении долгого периода времени. Это сложные идеологии, в основе которых выбор системы ценностей. Эти идеи на протяжении XIX-XX века пережили сложную трансформацию, стали основой многих политических течений России. Но стоит признать, что славянофилы и западники – не уникальное явление России. Как показывает история, во всех странах, которые отставали в развитии, общество делилось на тех, кто желал модернизации и тех, кто пытался оправдаться особой моделью развития. Сегодня эта дискуссия также наблюдается в государства восточной Европы.

Особенности общественных движений в 30-50 года 19 века

Это обязательно нужно учитывать поскольку именно обстоятельства и реалии времени формируют вщгляды людей и заставляют их совершить те или иные поступки. И именно реалии того времени породили и западничествои славянофильство.

Статья написана по материалам сайтов: w.histrf.ru, history.wikireading.ru, istoriarusi.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector