Что привело к первому созыву парламента

Откуда известно о событиях середины XVII в. События английской революции, в том числе крупнейших сражений этого периода, получили освещение в сочинениях, написанных участниками и современниками событий, представлявшими интересы как той, так и другой стороны. Среди них наиболее известными являются «История Великого мятежа» Эдуарда Гайда лорда Кларедона, одного из приближенных короля, и «Историческая коллекция» Джона Рашворта, секретаря командующего армией парламента Томаса Ферфакса. Время было такое, что о происходившем писали разные люди: сторонники короля и его противники, члены парламента и генералы, купцы и ученые, жены политических деятелей и простые горожанки. В этих дневниках, письмах, воспоминаниях бьется пульс времени, ощущается восторг и ненависть, ожидание счастливого обновления и ужас перед происходящими переменами. Кроме того, большой популярностью пользовалась памфлетная литература, прообраз современной периодики, в которой нашли освещение военно-политические события времени.

Причины противостояния короля и парламента. Для страны революция означала поворот, обеспечивавший переход от монархии неограниченной (абсолютной) к монархии конституционной, в которой власть короля ограничена законом и парламентом (представительным органом). Такое изменение в политическом строе создало бы условия для быстрого развития нового буржуазного способа хозяйствования, основанного на свободной собственности и частном предпринимательстве.

Толчком к противостоянию между старой властью и новыми силами в обществе, вылившееся, в конечном счете, в революцию, послужило то, что на английском престоле в начале XVII в. утвердилась династия Стюартов, прибывших в Англию из Шотландии. Яков Стюарт был племянником Елизаветы I Тюдор, и она, не имея собственных детей, назначила его наследником. Король Яков I, а затем его сын, Карл I, стремились к неограниченной власти, а английское общество уже не нуждалось в ней. Особенностью английского абсолютизма было то, что на протяжении всего периода его существования, продолжал периодически созываться парламент, возникший еще в середине XIII в. и имевший право утверждать введение новых налогов. Пока сильная власть была нужна обществу, парламенты отличались послушанием и сговорчивостью. Но к началу XVII в. ситуация изменилась: общество перестало нуждаться в неограниченной власти. В то же время носители короны не желали уступать своих полномочий, более того, они стремились приобрести новые.

Поэтому конфликт был неизбежен. Он нарастал в течение сорока лет. Выразителем общественного недовольства стал парламент, точнее парламентская оппозиция, представленная выходцами из среды «нового дворянства» («нового джентри»). Так в Англии второй половины XVI–XVII вв. называли крупных и средних земельных собственников, организовавших ведение своего хозяйства на буржуазный лад. За ними еще закрепилось название «обуржуазившееся дворянство». Парламентская оппозиция представляла прежде всего интересы определенной группы общества, но недовольно Стюартами было почти все население страны.

Дворяне хотели свободно распоряжаться своей землей, а крестьяне стремились пользоваться своими земельными участками. Недовольство вызывала экономическая политика Стюартов, мешавшая развитию частной инициативы и проявлявшаяся в том, что вводились налоги, не утвержденные парламентом; не нравилась их внешняя политика, ориентированная на союз с абсолютистской Испанией, наконец, много претензий было к Короне (так в Англии принято называть монарха) в связи с религиозной политикой.

Религиозный вопрос. Особенно большое ожесточение вызывал в ту пору религиозный вопрос. Среди англичан было много сторонников того, чтобы английская церковь отказалась от роскошного убранства, пышного богослужения, епископов, – всего того, что свойственно было католическому культу. Приверженцы последовательного переустройства церкви в духе Реформации получили название «пуритан» (от латинского «purus» – «чистый»).

Среди пуритан были выходцы из дворян, крестьян, ремесленников, купцов. Они принадлежали к разным сектам, но общим для всех было требование отказа короля от права назначать епископов, что ослабило бы вмешательство Короны в дела веры. Священников, по мнению пуритан, должны были избирать сами верующие.

В конечном счете именно религиозные противоречия вызвали открытый конфликт между королем и его шотландскими поддаными, которые не хотели допустить подчинения шотландской церкви Лондону. В отличие от своего отца, отличавшегося крайней нерешительностью, Карл I действовал часто сгоряча и непродуманно. Как личность он был крайне противоречив. Человек большого обаяния, очень умный и образованный, первый коллекционер-меценат на английском престоле, он прославился неискренностью и лицемерием на политическом поприще. Конфликт с шотландцами перерос в небольшую и неудачную для короля войну. Пришлось ему обратиться к помощи парламента, чтобы получить средства на ведение боевых действий.

Долгий парламент. 3 ноября 1640 г. в Лондоне собрался парламент, который получил в истории название Долгого парламента (его деятельность продолжалось более тринадцати лет). Среди депутатов парламента было много противников абсолютизма, они составили оппозицию королю Карлу.

Стороннники короля получили прозвище роялистов (от «rоyal» – «королевский») или «кавалеров», а его противники – «круглоголовых», потому, что первых отличало пристрастие к нарядным шелковым костюмам и длинным прическам с локонами по придворной моде, а вторые имели обыкновение стричься «под кружок», что отвечало пуританскому стремлению к суровой простоте. За этими внешними признаками, так сказать, эстетическими отличиями скрывались серьезные различия в позициях: «кавалеры» защищали полномочия королевской власти, «круглоголовые» хотели усилить позиции парламента, хотя и те и другие были сторонниками монархии и об отмене королевской власти даже не мечтали.

Начало конфликта. Требованию Карла I предоставить деньги для ведения войны с шотландцами «круглоголовые» противопоставили требование регулярного созыва парламента и обязательного утверждения налогов парламентом. Кроме того, король должен был отказаться от практики расселять солдат в дома без согласия их владельцев. Очень важным было требование: нельзя никого арестовывать без предъявления обвинения, подписанного судьей. Это было одним из первых условий, гарантирующих права человека. Все требования были сформулированы в специальном документе. Они целиком отвечали интересам богатых англичан. Зато требования крестьян полностью игнорировались, более того, документ поддерживал «огораживания», т.е. практику сгона крестьян с земли.

Спор между королем и парламентом происходил как раз в тот момент, когда в Ирландии началось восстание католиков-ирландцев против завоевателей-протестантов, выходцев из Англии и Шотландии. Карл I настаивал на предоставлении ему армии для подавления ирландского восстания, но получил отказ парламента. Рассерженный король в начале 1642 г. покинул столицу и уехал на север страны собирать войска. В ответ парламент начал создавать собственную армию. Страна фактически раскололась на два враждебных лагеря, один из которых поддерживал короля, а другой – парламент. При этом более развитые юго-восточные районы поддержали парламент, а за короля выступил отсталый северо-запад, где сильны были средневековые традиции. Парламент мог рассчитывать на поддержку со стороны шотландцев. Король ждал, что на континенте закончится Тридцатилетняя война (1618–1648) и ему будет оказана помощь другими монархами.

Читайте также другие темы части III «Европейский концерт»: борьба за политическое равновесие» раздела «Запад, Россия, Восток в сражениях XVII–начала XVIII века»:

Английское государство в период Великой революции XVII в

Конституционная история Англии XVII–XIX вв.

Тема 8. Конституционная история зарубежных стран в XVII–XIX вв.

Революция («Великий мятеж») в Англии 1640–1660-х годов носила ярко выраженный религиозный характер. Это был протест значительной части английских подданных против сохранения в национальной церкви остатков католицизма: епископата, старой обрядности, церковных богатств. Сторонников «очищения» церкви называли пуританами(от лат. purus – «чистый»). Они не были единым движением, среди пуритан выделялись умеренное и более радикальное крыло, соответственно пресвитериане и индепенденты. И те, и другие были кальвинистами по религиозной догматике, но по-разному понимали будущую организацию обновленной церкви. Пресвитериане видели решение в централизованном управлении через выборных старшин (пресвитеров) и проповедников (пасторов), заседающих в консисториях, областных и общенациональных синодах; индепенденты же выступали за децентрализацию
и создание независимых друг от друга общин (конгрегаций). Религиозное противостояние в Англии обострилось в правление новой династии Стюартов (1603–1649 – первый период), пришедшей к власти после смерти бездетной Елизаветы I. Стюарты нарушили гарантии свободы своих подданных, они попытались править как абсолютные монархи на континенте. Их политика основывалась на использовании личных фаворитов, системы чрезвычайных судов и временных судебных поручений, они не желали действовать, опираясь на парламент. Правительство Стюартов также не желало учитывать новые буржуазные тенденции в развитии экономической жизни и выступало за сохранение ограничений в сфере торговли и предпринимательства, за сохранение цехового строя в городах и феодальных отношений в деревне. Городская и сельская буржуазия и связанное с ней новое дворянство (джентри) требовали большей экономической свободы и расширения политического влияния через парламент. Недовольство правлением Стюартов вылилось в Великую революцию.

В ее истории можно выделить следующие этапы:

1640–1642–период мирного противостояния короля и парламента;

1642–1649– первая (1642–1646 гг.) и вторая (1648 г.) гражданские войны, победа парламента и свержение короля;

1649–1653– первая английская республика;

1653–1659– протекторат;

1659–1660– Вторая английская республика.

Начало революции.Английская революция развивалась как острый конфликт между королевской властью и парламентом. Созванный в 1628 г. парламент вынудил короля Карла I
(1625–1649) подписать Петицию о праве. Петиция устанавливала исключительное право парламента на введение налогов, предоставляла подданным свободу от военных постоев, свободу от незаконных арестов и налагала запрет на смертные приговоры, вынесенные на основании особых полномочий (вопреки общему праву). Петиция не содержала новых норм права, она лишь восстанавливала старые права и свободы, попранные абсолютистским правлением. Однако Карл I не стремился к их соблюдению. Уже в 1629 г. он распустил парламент и в течение 11 лет правил без парламента. Новый созыв парламента произошел в 1640 г. и был связан с начавшейся в 1639 г. войной против шотландских пресвитериан: казна нуждалась в средствах на продолжение кампании. Парламент, однако, отказался вотировать новые субсидии и был вскоре распущен, поэтому вошел в историю под названием Короткого парламента. Военное и финансовое положение продолжало ухудшаться, что привело к новому созыву парламента 3 ноября 1640 г. Этот парламент просуществовал затем 13 лет и вошел в историю как Долгий парламент. Его деятельность кардинально изменила облик английского государства, так что мы вправе начинать Великую революцию в Англии с созыва этого представительного органа.

Английское государство в 1640–1649 гг.Под давлением Долгого парламента король был вынужден пойти на ограничение собственной власти. Ряд законов устанавливал новое положение парламента в государстве. Согласно Трехгодичному акту от 16 февраля 1641 г., вводилась периодичность созыва парламента не реже одного раза в три года, причем созыв мог производиться против воли короля специально назначенными должностными лицами. Данный закон был дополнен изданием акта (от 10 мая 1641 г.), ограничившего право короля распускать парламент. Удовлетворяя требованиям парламента и народа, Карл I согласился на ликвидацию чрезвычайных судов и введение принципа несменяемости судей. Однако стремление парламента поставить под контроль центральную администрацию и изменить церковное управление вызвало неприятие у монарха: король отказался утвердить принятую парламентом Великую ремонстрацию, где содержались подобные требования. Попытка короля обуздать парламент и арестовать лидеров оппозиции в январе 1642 г. привела к открытому противостоянию с парламентом. Мирные переговоры между противни-ками оказались безуспешны, и в августе началась Первая гражданская война(1642–1646 гг.). Поначалу армия парламента терпела поражения от кавалеров (сторонников короля), поэтому возникла необходимость проведения реформы в парламентских войсках. Эта реформа была с успехом проведена офицером и депутатом парламента индепендентом Оливером Кромвелем
(1599–1658). Она была законодательно оформлена принятием в январе 1645 г. Акта о «новой модели». «Новая модель» армии предполагала замену территориальной милиции на армию регулярного типа, имеющую постоянный бюджет и укомплектованную за счет принудительного призыва. Важные последствия имело также принятие Ордонанса о самоотречении в апреле 1645 г. Ордонанс запрещал совмещение командных должностей в армии с членством в парламенте (исключение было сделано для О. Кромвеля). В парламенте большинство было за пресвитерианами, а командование армией перешло в руки индепендентов. Военная реформа обеспечила победу над королем: в 1646 г. его армия потерпела поражение. Монарх бежал в Шотландию, но в начале 1647 г. был выдан английскому парламенту. Военная победа парламента была дополнена важными реформами во внутренней жизни. В 1646 г. был ликвидирован епископат. В том же году были отменены все держания на правах рыцарской службы от короля или других лиц, и режим свободного землевладения был приближен к режиму частной собственности.

После Первой гражданской войны начинается борьба за власть между пресвитерианами и индепендентами. Разногласиями в стане победителей попытался воспользоваться король. В конце 1647 г. Карлу I удалось бежать и развязать Вторую гражданскую войну (май–август 1648 г.),
в которой монарха поддержали шотландские пресвитериане. Армия Кромвеля одержала новую победу, король был схвачен, и лидеры индепендентов желали предать его суду. Однако пресвитерианский парламент выступил в защиту монарха. Тогда армия вошла в Лондон и очистила парламент от пресвитерианского большинства («Прайдова чистка» парламента 6 декабря 1648 г., названная так в честь полковника Т. Прайда, который ее произвел). В результате 143 члена парламента были исключены из палаты общин, часть из них подверглась аресту. Те депутаты, что остались после «чистки», около ста членов, составили так называемое «охвостье» Долгого парламента (rump). Суду над королем противилась и палата лордов, поэтому 4 января 1649 г. палата общин объявила себя «верховной властью Англии», чьи постановления не нуждаются в одобрении короля и лордов. Карл I был предан суду за измену и приговорен к смертной казни. Казнь совершилась 30 января 1649 г.

Это интересно:  Код по сводному реестру по инн

Первая английская республика.Индепенденты, захватившие власть, пошли дальше:
17 марта 1649 г. «ненужная, обременительная и опасная» королевская власть была ликвидирована,
19 марта упразднена палата лордов. А 19 мая 1649 г.в Англии была провозглашена Первая республика, названная Commonwealth («общее благосостояние»). Законодательная власть в республике принадлежала однопалатному парламенту («охвостью» Долгого парламента). Исполни-тельная – Государственному совету в составе 41 члена (из них 31 – депутаты парламента). Совет избирался парламентом на год. Текущее управление страной осуществлялось исполнительными комитетами по разным отраслям, подчиненными Государственному совету. Это республиканское устройство на самом деле прикрывало военную диктатуру: главную роль в Совете играл О. Кромвель и верные ему офицеры. Подавив движение радикальных индепендентов (левеллеров – «уравнителей»), выступавших за введение всеобщего избирательного права, и завоевав в 1649–1652 гг. Ирландию и Шотландию, Кромвель более не нуждался в сохранении республики. Долгий парламент был разогнан 20 апреля 1653 г. Ему на смену был созван Малый, или Бербонский парламент (Бербонский – по имени одного из депутатов), состоявший из 140 членов. Все они были индепендентами, но оказались не столь послушны воле диктатора. Малый парламент стал развивать программу реформ, которая предполагала кодификацию английского законодательства, введение гражданского брака, отмену повинностей копигольдеров и превращение копигольда во фригольд. Эта последняя мера вызвала особое недовольство у ленд-лордов, крупных землевладельцев, поддержавших Кромвеля. Поэтому Малый парламент был также распущен.

Протекторат. За роспуском Малого парламента последовало юридическое оформление диктатуры О. Кромвеля: 13 декабря 1653 г. была утверждена конституция «Орудие управления», вводившее режим протектората. Согласно конституции, Кромвель назначался пожизненным лордом-протектором «свободного государства Англии, Шотландии и Ирландии». Его преемник должен был избираться Государственным советом. Верховная законодательная власть вручалась лорду-протектору и «народу, представленному в парламенте», исполнительная власть – лорду-протектору совместно с Государственным советом. Лорду-протектору были предоставлены самые широкие полномочия. Он мог издавать законы и ордонансы, взимать налоги до созыва первого парламента. Ему принадлежало право созыва и роспуска парламента; право ведения войны и заключения мира
(с согласия Государственного совета); право командования армией и флотом (с согласия парламента, а в перерывах между его сессиями – с согласия Государственного совета). Лорд-протектор обладал правом помилования (за исключением случаев измены и убийства).

В Государственном совете должно было заседать не менее 13 и не более 21 члена. В самой конституции указывалось 15 членов, но лорд-протектор мог довести состав Совета до 21 члена.

Парламент состоял из одной палаты, в него входило 460 депутатов: 400 представляли Англию, по 30 депутатов Шотландию и Ирландию. Впервые в британской истории представители трех стран должны были заседать вместе в одном парламенте. Для участия в выборах устанавливался высокий имущественный ценз: Кромвель и его окружение были против политического равноправия. Избирателю необходимо было обладать имуществом (движимым и недвижимым) в размере £200. Для депутатов вводился возрастной ценз – 21 год, они также должны быть известны «своей честностью, богобоязненностью и хорошим поведением» (особый моральный ценз). Две трети парламента формировалось за счет графств и только одна треть за счет городов. Это давало зримые преимущества ленд-лордам, составлявшим главную социальную опору протектората. Парламент должен был созываться не реже одного раза в три года и не мог быть распущен до истечения срока сессии в 5 месяцев. Он обладал правом отмены законов, изданных лордом-протектором, но и лорд-протектор наделялся правом отлагательного вето на билли, принимаемые парламентом. Два парламента, созывавшиеся в период протектората О. Кромвеля, не проявляли большой покорности в отношении диктатора, поэтому лорду-протектору приходилось прибегать к «чисткам» представитель-ного органа и удалению из него неугодных депутатов.

В 1655 г., опасаясь роялистской угрозы, Кромвель ввел в стране жесткий военный режим. Территория Англии и Уэльса была поделена сначала на 10, затем на 11 округов во главе с генерал-майорами (это обозначение должности, а не воинское звание). Генерал-майоры были наделены обширными и чрезвычайными полномочиями. В стране была введена цензура, проводились слежка за нравами и преследование инакомыслящих. Впрочем, уже в 1656 г. по настоянию парламента режим военных округов был отменен. Депутаты также обратились к Кромвелю с предложением о возрождении монархии и присвоении ему королевского титула. Это предложение было оформлено в виде новой конституции под названием «Смиренная петиция и совет». Кромвель отверг предложение стать королем, но одобрил другие пункты данной конституции, которая была торжественно утверждена 26 июня 1657 г.Конституция придавала власти лорда-протектора наследственный характер: отныне он сам мог назначить себе преемника. Была восстановлена палата лордов («другая палата»), Кромвель должен был формировать ее состав (до 70 членов). Государственный совет был переименован в Тайный совет. Все это свидетельствовало о начале возрождения старой системы управления. По сути, режим протектората остановил дальнейшее углубление и радикализацию революции и создал основу для реставрации монархического строя.

После смерти О. Кромвеля (3 сентября 1658 г.) его наследником стал сын Ричард. Однако новый лорд-протектор, не обладая авторитетом и способностями отца, не смог сохранить власть надолго. Созванный им парламент был распущен по требованию военного командования, а сам правитель отправлен в отставку 25 мая 1659 г.

Вторая английская республика.В стране была восстановлена республика, которая оказалась весьма нестабильной. Еще в апреле 1659 г. был реанимирован Долгий парламент в составе «охвостья», но его депутаты не желали подчиняться военному руководству, поэтому уже в октябре парламент был разогнан. Среди военных тоже не было согласия. На сторону «охвостья» перешел генерал Джордж Монк. Отвечая желаниям широких слоев населения, требовавших стабильности и порядка, он произвел реставрацию исторической монархии. Монк дополнил Долгий парламент депутатами, изгнанными из него во время «Прайдовой чистки». На его основе был составлен парламентский Конвент, заявивший 25 апреля 1660 г. о ликвидации республики.

Таким образом, революция, которая смела до основания монархический строй, снова пришла к необходимости его возрождения. Но монархия уже не могла быть прежней: отныне она была прочно связана с парламентским правлением. В этом заключается важный итог двадцатилетней политической борьбы в Англии середины XVII в.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Почему они ничего не придумали. К годовщине начала работы первой Думы

10 мая 1906 года начала работу Государственная Дума Российской империи первого созыва.

Идёт предвыборная кампания в очередную Государственную Думу РФ. Те, кто в неё заведомо не проходит по причине непопулярности — заранее объявляют её нелегитимной и настаивают на том, чтобы государство изыскало альтернативные пути включения их во власть.

Между тем, вопрос легитимности или нелегитимности Думы исторически имеет очень малое значение в России. Сегодня, когда мы справляем 110-летие начала работы первого русского парламента, об этом стоит поговорить.

Император Николай II выступает с Манифестом о создании Государственной Думы.

Зачем созывали

Причины созыва Думы имеют корни в «кровавом воскресенье» 9 (22) января 1905 года. К тому времени противоречия не просто назрели, как обычно пишут в учебниках, а скорее даже перезрели: земельный вопрос, взаимоотношения рабочих и капитала требовали народного участия в управлении государством.

Решить последнюю проблему участники той январской демонстрации предлагали путём созыва народного представительства в форме Учредительного собрания, которое учтёт интересы всех сословий и станет противовесом власти чиновников. Всё это было письменно изложено в виде петиции, которую предполагалось вручить Николаю II.

Результат шествия с петицией — более сотни трупов — с одной стороны, привёл к масштабной революции, она же Первая русская. А с другой стороны, привёл власть к мысли, что «созвать парламент всё же нужно».

Вначале, правда, Госдуму планировали созвать с ограниченными полномочиями и на основе очень высокого имущественного ценза, однако после очередного всплеска беспорядков (август-сентябрь 1905 года) пошли и на широкое представительство, и на её формирование как полноценного законодательного органа.

Отдельно нужно отметить, что у решения о созыве Думы было сразу две оппозиции. Часть левых партий (большевистская фракция в РСДРП, народные социалисты, эсеры) бойкотировали выборы, так как не верили в способность этого органа снять накопленные противоречия. Правые силы, прежде всего черносотенцы, воспринимали саму идею парламентаризма как ограничение самодержавия.

Можно предположить, что Дума, лишённая представительства крайних политических взглядов, должна была быть умеренной и просуществовать отведённые ей 5 лет. На самом деле она была распущена уже через 72 дня.

Почему? Во-первых, депутаты попытались вмешаться в противостояние террора и репрессий – объявить амнистию политическим заключённым и отменить смертную казнь.

Во-вторых, попытались расширить собственные полномочия, сделав правительство подотчётным Думе и потребовав упразднить Государственный совет – орган, ставший после созыва Думы верхней палатой парламента и утверждавший её решения.

В-третьих, попытались хотя бы временно снять остроту земельного вопроса путём передачи крестьянам церковных и казённых земель, а также выкупленных у помещиков. Именно земельные инициативы стали последней каплей: ободрённые крестьяне в ряде губерний начали самовольно улучшать своё благосостояние.

21 июля 1906 года первая Дума была распущена царём, одновременно назначившим новые выборы.

II-IV созывы. Эволюция Думы

Главным итогом работы I Думы стало совсем не законотворчество – Госсовет блокировал принятые депутатами законы. Дело в другом: Дума значительно оживила политический процесс в России и даже изменила отношение к нему социалистических партий. Они участвовали в выборах во II Думу, проведя в неё суммарно 118 депутатов (всего 500).

По итогам работы, сроку жизни (102 дня: 5 марта – 16 июня 1907 года) и причинам разгона она очень похожа на свою предшественницу. Депутаты пытались отменить введённые Столыпиным военно-полевые суды, вернулись к рассмотрению земельного вопроса. Продолжалось противостояние с правительством: лишь 3 из 287 внесённых законопроектов в результате стали законами. После того, как Столыпин обвинил почти всю фракцию РСДРП в заговоре против Николая II и его семьи, II Дума была распущена. Дата её роспуска (3 июня 1907 года по старому стилю – третьеиюньский переворот) считается окончанием первой революции.

С третьей попытки Николай и правительство Столыпина получили то, чего изначально добивались: ручной парламент, который продержался почти весь отведённый срок – 4,5 года. Благодаря изменению избирательного закона (в частности, повышению имущественного ценза) Дума резко поправела: националисты и правые провели 147 депутатов (из 441). Эта дума начала штамповать (вернее, поддерживать – штамповало правительство) законопроекты со скоростью пулемёта: 2197 за 4 с половиной года.

Впрочем, количество не должно вводить в заблуждение. Правительство проводило через Думу в основном второстепенные законопроекты. Тот же земельный вопрос решался им самостоятельно. Предложения даже III Думы – вполне лояльной – в ходе подготовки реформы не использовались.

Прекратило полномочия IV Думы уже Временное правительство (сентябрь 1917 года).

Окукливание

Это слово наиболее точно описывает эволюцию русской дореволюционной Думы. Созванная в ответ на основные социальные запросы того времени, она так и не смогла перераспределить систему власти в Российской империи. А без этого удовлетворить оба запроса было невозможно. Вместо этого «перераспределили» саму Думу.

«Самодержавие Моё останется таким, каким оно было встарь», – написал Николай II в 1906 году в ответ на тревожную телеграмму черносотенцев по поводу созыва I Думы. Так оно в результате и случилось. А правые, которые вначале чурались участвовать в ослаблении самодержавия парламентом, в IV Думе составляли уже треть депутатского корпуса.

Разгон Дум I и II созывов происходил по формуле Столыпина «Вначале успокоение, потом реформы». Успокоения добиться удалось, а вот с реформами не заладилось. Можно, конечно, списать это на начавшуюся войну, однако состав Думы и до войны реформаторскими зачинами не блистал.

Был ещё и V созыв – ради соблюдения преемственности так можно обозначить Учредительное Собрание, созванное в начале 1918 года для определения нового жизнеустройства России. Однако к тому времени жизнеустройством плотно занимались большевики, которые практически немедленно прекратили деятельность конкурирующей организации.

Широким массам оказалось не до того, чтобы Учредительное Собрание защищать. По одной простой причине: большевики, пусть и захватившие власть насильственно, с опорой на Советы, — тем не менее, взялись за практическое решение тех самых вопросов, ради которых все российские Думы созывались и которые не сумели решить.

Опыт дореволюционных Государственных Дум учит нас одной простой вещи. В случае, если в стране имеются конкретные и крайне наболевшие вызовы – от них нельзя отбояриваться «улучшением политического климата».

Потому что парламентаризм в теории вводят именно затем, чтобы депутаты решали стоящие перед страной задачи. Смысл не в слове «депутаты», а в слове «решали». В принципе совершенно всё равно, занимается решением задач парламент или «совет при диктаторе» или император лично, — важен исключительно результат.

А имитировать вместо этого внешние формы «успешной политической системы» —просто магия и карго-культ. И результат имеет тот же.

Читайте также:

Клим Жуков, Дмитрий Пучков. Чем защищали Родину в средние века: булавы, копья, мечи, топоры

Виктор Мараховский. Бессмертный полк подарил вторую жизнь Дню Победы

Виктор Мараховский. Эстония пытается остановить Бессмертный полк. Ну пусть пытается

Это интересно:  Меры социальной поддержки безработных граждан

Иван Зацарин, Виктор Мараховский. Так Родину не спасают. К 111-летию основания партии черносотенцев

Марина Жигунова. Как Сибирь покорила русских

Игорь Пыхалов, Дмитрий Пучков. Великая оболганная война, или Где ковался фашистский меч

1. Английский парламент в XIII-XVI вв.

После нормандского завоевания 1066 г.

Постоянные войны, содержание армии и растущего бюрократического аппарата требовало денег. Вынуждая подданных оплачивать многократно возросшие расходы государства, король нарушал все установленные нормы и обычаи по отношению как к городам, так и к знати. Особенно болезненно воспринималось нарушение королем норм вассальных отношений, связывавших его с классом феодалов.

Следует отметить некоторые особенности, отличавшие сословную структуру английского общества: распространение сеньориальных прав короля на всех феодалов (в Англии не действовал классический принцип феодализма «вассал моего вассала не мой вассал») и незамкнутость «благородного» сословия, в которое мог быть включен всякий землевладелец, имевший годовой доход от 20 (20-е гг. XIII в.) до 40 (с начала XIV в.) фунтов1. В стране сложилась особая социальная группа, занимавшая промежуточное положение между феодалами и зажиточным крестьянством. Эта группа, активная как в экономическом, так и в политическом отношении, стремилась к расширению своего влияния в английском государстве; со временем возрастали ее численность и значение.

Ситуация 10-х годов XIII в. объединила всех недовольных королевским произволом и неудачами во внешней политике. Оппозиционное выступление баронов было поддержано рыцарством и горожанами. Противников Иоанна Безземельного объединяло стремление ограничить королевский произвол, заставить короля править в соответствии с многовековыми традициями. Результатом внутриполитической борьбы стало движение магнатов, фактически преследующее цель установления «олигархии баронов».

Программа требований оппозиции была сформулирована в документе, сыгравшем важную роль в развитии сословно-представительной монархии в Англии — Великой хартии вольностей1. Магнаты требовали от короля гарантий соблюдения прав и привилегий знати (ряд статей отражал интересы рыцарства и городов), и прежде всего соблюдения важного принципа: сеньоров нельзя облагать денежными сборами без их согласия.

Роль Хартии в английской истории неоднозначна. С одной стороны, полная реализация содержащихся в ней требований привела бы к торжеству феодальной олигархии, сосредоточению всей полноты власти в руках баронской группировки. С другой — универсальность формулировок в ряде статей позволяла использовать их для защиты прав личности не только баронов, но и других категорий свободного населения Англии.

Король подписал Великую хартию 15 июня 1215 г., но через несколько месяцев отказался ее соблюдать. Римский папа также осудил этот документ.

В 1216 г. Иоанн Безземельный умер, власть номинально перешла к малолетнему Генриху III178 — и па некоторое время система государственного управления пришла в соответствие с требованиями баронской верхушки. Однако достигнув совершеннолетия, Генрих III фактически продолжил политику отца. Он ввязывался в новые войны, а необходимые средства пытался добыть у подданных путем поборов и притеснений. Кроме того, король охотно принимал на службу иностранцев (не последнюю роль здесь играли пожелания его жены, французской принцессы). Поведение Генриха III раздражало английскую знать, но и в других сословиях нарастали оппозиционные настроения. Широкую коалицию недовольных режимом составили магнаты, рыцари, часть свободного крестьянства, горожане, студенты. Доминирующая роль принадлежала баронам: «Конфликты между баронами и королем в период с 1232 по 1258 г., как правило, вращались вокруг вопроса о власти, вновь и вновь возрождая планы баронского контроля над королем, выдвинутые еще в 1215 г.»179. В 5060-е гг. XIII в. Англия была охвачена феодальной анархией. Вооруженные отряды магнатов воевали с войсками короля, а иногда и между собой. Борьба за власть сопровождалась изданием юридических документов, в которых учреждались новые структуры государственного управления — представительные органы, призванные ограничить королевскую власть.

В 1258 г. Генрих III был вынужден принять так называемые «Оксфордские провизии» (требования), содержащие упоминание о «парламенте»2. Этим термином обозначались советы знати, которые предстояло регулярно созывать для участия в управлении страной: «Нужно помнить, что. три парламента будет в году. На эти три парламента прибудут избранные советники короля, даже если они не будут приглашены, чтобы рассматривать состояние королевства и чтобы трактовать общие дела королевства, а также и короля. И в другие разы таким же образом, когда окажется надобность по повелению короля»».

Исследователи отмечают наличие двух течений в движении баронской оппозиции середины XIII в. Одно добивалось установления режима всевластия магнатов, другое стремилось учитывать интересы своих союзников, а, следовательно, объективно отражало интересы рыцарства и средних слоев городского населения1.

Итак, происхождение национального сословного представительства в Англии тесно связано с борьбой за власть, стремлением феодальной знати найти новые методы ограничения власти реально действующего короля. Но едва ли парламент оказался бы жизнеспособным, если бы дело этим и ограничилось. Институт парламента открыл возможность политического участия городов и рыцарства, причем участия на высоком, национальном уровне. Оно было реализовано в виде расширенных совещаний при короле, консультаций по актуальным вопросам (прежде всего в связи с налогами и иными сборами).

Король Иоанн Безземельный подписывает Великую хартию вольностей

‘ Гутнова Е. В. Возникновение английского парламента (из истории английского общества и государства XIII в.). — М., 1960. — С. 318.

Первоначально парламент был навязан королям феодальной олигархией, но монархи осознали возможность использования этой структуры в своих интересах. Порой они мирились с оппозиционностью депутатов, проявлявшейся в легальных, «парламентских» формах.

В 1265 г. королевской власти удалось восстановить позиции, казалось, утраченные в результате выступления Монфора. Мятежный граф был побежден и погиб в сражении. Но уже в 1267 г. Генрих III вновь созвал парламент из «самых благо- разумных людей из королевства, великих и малых»180, а при новом короле — Эдуарде I-, когда последствия феодальной смуты были окончательно преодолены, собрался так называемый «Образцовый парламент» 1295 г. — один из наиболее представительных за всю его средневековую историю.

В конце XIII — начале XIV в. парламент занял центральное место в процессе постепенного становления новых принципов организации отношений между королевской властью и обществом; институт парламента способствовал тому, что эти отношения приобретали более «правовой» характер.

Наличие верховной представительной структуры отвечало интересам всех участников политического процесса. С образованием парламента король получил новый и, что существенно, легитимный инструмент для достижения своих целей: прежде всего для получения денежных субсидий.

Парламент был принят большинством магнатов. Бароны поддержали идею представительства в нем рыцарства, городов — своего рода «среднего класса» феодального общества. Это объясняется тесной связью всех сословий на основе общности экономических интересов. Чрезмерные финансовые притязания монарха обедняли города и «общины», что не могло не отражаться и на благосостоянии сеньоров. Лорды положительно восприняли новшество, позволявшее устанавливать рамки денежных расходов королевской администрации, ограничивать произвол короля по отношению к подданным при сборе налогов, и, тем самым, вводить практику контроля за деятельностью властей.

Кроме того, средние и отчасти низшие группы населения получали возможность представить королю свои просьбы посредством депутатов и могли рассчитывать на то, что они будут услышаны.

В качестве правового базиса подобного порядка взаимоотношений между властью и подданными была использована максима римского права: «Quod omnes tangit, omnibus tractari et approbari debet» — «Что касается всех, должно рассматриваться и одобряться всеми». В «Дигестах Юстиниана» эта юридическая формула определяла порядок действий группы опекунов в процессе распоряжения имуществом. В XII-XIII вв. на ее основе в церковном праве была создана теория ограничений, налагаемых на единоличные действия церковных и светских правителей, предпринимаемые без обсуждения и согласия их советников и главных подчиненных. Применительно к организации парламентского представительства эта максима была поднята до уровня конституционного принципа181.

Становление новой политико-правовой идеологии — идеологии парламентаризма отражено не только в памятниках права XIII в., но и в светской литературе. Событиям 1265 г. посвящена поэма «Битва при Льюисе». В ней автор ведет воображаемый диалог между королем и баронами. Королю внушается мысль о том, что если он действительно любит свой народ, то должен обо всем сообщать своим советникам и обо всем совето- ваться с ними, как бы мудр он ни был182. В поэме обосновывалась необходимость участия общества в процессе формирования круга королевских советников: «Король не может сам выбирать себе советников. Если он станет выбирать их один, он легко ошибется. Поэтому ему необходимо посоветоваться с общиной королевства и узнать, что думает об том все общество. Люди, прибывшие из областей, не такие идиоты, чтобы лучше других не знать нравов своей страны, оставляемых предками потомкам»183.

1295 г. стал начальной точкой отсчета регулярных и упорядоченных парламентских сессий. К середине XIV в. наметилось разделение парламента на две палаты — верхнюю и нижнюю. В XVI в. стали употреблять названия палат: для верхней — палата лордов (the House of Lords), для нижней — палата общин (the House of Commons).

Верхняя палата включала представителей светской и церковной знати, входивших до XIII в. в Большой королевский совет. Это были пэры королевства, «великие бароны» и высшие официалы короля, церковные иерархи (архиепископы, епископы, аббаты и приоры монастырей).

Все члены верхней палаты получали именные вызовы на сессии за подписью короля. В теории монарх мог и не приглашать того или иного магната; в действительности же случаи, когда главы знатных фамилий не приглашались в парламент, стали к XV в. редкостью. Сложившаяся в Англии система прецедентного права давала лорду, получившему однажды такое приглашение, основание считать себя постоянным членом верхней палаты. Число лиц, причастных, в силу своего социально-правового статуса, к деятельности палаты, было невелико. Количество лордов в XIII- XIV вв. колебалось от 54 в парламенте 1297 г. до 206 человек в парламенте 1306 г.184 В XIV-XV вв. численность лордов стабилизируется; в этот период она не превышала 100 человек, кроме того, далеко не все приглашенные прибывали на сессию.

На начальном этапе существования парламента именно собрание магнатов выступало в качестве авторитетного учреждения, способного влиять на королей, добиваться от них принятия нужных решений: «Если парламент и имел возможность приобрести целый ряд полномочий, то это произошло благодаря тому, что в обычное время главная роль в нем принадлежала палате лордов»»1.

Заседание палаты лордов английского парламента во времена Эдуарда I (миниатюра начала XVI в.)

Традиционное представление об английском парламенте как «двухпалатном» собрании возникло в более позднее время. Первоначально парламент выступал как единый институт, но включающий в себя структуры, разнящиеся по статусу, социальному составу, принципам формирования, выдвигаемым требованиям. Как мы видели выше, уже в первом парламенте Монфора, помимо группы магнатов (лордов), присутствовали представители графств (по два «рыцаря» от каждого графства), городов (по два представителя от наиболее значимых населенных пунктов), а также церковных округов (по два «проктора» — депутата-священника1).

Представительство графств изначально было признано как баронами, так и королями. Сложнее обстояло с депутатами от городов. Их постоянное участие в парламенте наблюдается лишь с 1297 г.

В XIII в. структура парламента имела непостоянный характер, шел процесс ее становления. В некоторых случаях все лица, приглашенные для участия в парламенте, заседали вместе. Затем начала складываться практика раздельного заседания депутатов — по «палатам»: магнатов, представителей церкви, «рыцарей», горожан (например, в 1283 г. горожане составили отдельное собрание). «Рыцари» заседали как с магнатами, так и с горожанами. «Палаты» могли собираться не только в разных местах, но и в разное время.

В XV в. постоянной резиденцией, местом, где проходят заседания палат парламента, стал комплекс зданий Вестминстерского аббатства.

Периодичность парламентов также зависела от решений, исходящих от короля. При Эдуарде I было созвано 21 представительное собрание, на которых присутствовали депутаты «общин»; в конце правления этого короля парламенты собирались практически ежегодно. При Эдуарде III парламент созывался 70 раз. Заседания, за вычетом времени переездов, праздников и прочих перерывов, продолжались в среднем от двух до пяти недель.

В начале XIV в. нередкими были случаи, когда в году собиралось несколько парламентов — в зависимости от политической ситуации. Однако в дальнейшем, вплоть до конца XVII в. периодичность парламентских сессий так и не была зафиксирована в правовых нормах.

На протяжении XIV-XV столетий, постепенно складывались основные черты организации деятельности парламента, его процедуры и политической традиции.

Раздельное заседание палат предопределило наличие отдельных помещений, в которых проходили заседания лордов и «общин». Заседания палаты лордов проводилось в Белом зале Вестминстерского дворца. Палата общин работала в зале капитула Вестминстерского аббатства. Обе палаты объединялись только для участия в торжественной церемонии открытия парламентской сессии, основным актом которой являлось выступление короля перед собравшимися парламентариями; члены нижней палаты слушали речь стоя за барьером.

Но несмотря на разделенность палат в пространстве, «три сословия — дворянство, духовенство и бюргерство, оказались в них скорее объединены, чем отделены друг от друга, в отличие от того, как это было в континентальных странах, что, безусловно, затрудняло манипулирование ими со стороны короля и сталкивание их между собой»1.

Процесс конституирования палаты общин как отдельной парламентской структуры продолжался на протяжении второй половины XIV — начала XV в.

Это интересно:  День здорового ребенка в поликлинике приказ рф

Термин «палата общин» происходит от понятия «commons» — общины.

В XIV-XV вв. 37 английских графств делегировали в парламент по два представителя. В XVI в. своих депутатов стали посылать в парламент графство Монмут и палатинат Чешир; с 1673 г. — палатинат Дарэм. Представительство графств существенно расширилось в XVIII в.: 30 депутатов пополнили палату общин после унии с Шотландией, еще 64 депутата избиралось в графствах Ирландии.

Количество «парламентских» городов и «местечек» также увеличивалось со временем; соответственно росло и общее число членов нижней палаты парламента. Если в середине XIV в. оно составляло примерно двести человек, то к началу XVIII в. их было уже более пятисот, именно благодаря усилению представительства городов и «местечек».

Многие члены нижней палаты неоднократно избирались в парламент; их сближала общность интересов и сходный социальный статус. Значительная часть представителей «общин» имела достаточно высокий уровень образования (в том числе юридического). Все это способствовало постепенному превращению нижней палаты в дееспособную, фактически профессиональную организацию.

В конце XIV столетия появилась должность спикера>, который фактически являлся государственным чиновником, призванным вести заседания палаты, представлять палату общин в ее повседневной деятельности, на переговорах с лордами и королем, но не возглавлять это коллективное собрание. При открытии очередной сессии кандидатура спикера вносилась лордом-канцлером от имени короля. Согласно традиции, депутат, на которого пал этот высокий выбор, должен был демонстративно отказываться от должности, произнося при этом заранее подготовленную речь.

Языком парламентской документации, прежде всего протоколов совместных заседаний палат, был французский. Некоторые записи, в основном служебные или относящиеся к делам церкви, велись на латыни. В устной парламентской речи в основном также использовался французский, но с 1363 г. речи депутатов иногда произносились на английском языке.

Одной из важных проблем становления парламентского представительства, являлось материальное обеспечение членов нижней палаты. Общины и города, как правило, предоставляли своим депутатам денежное довольствие: рыцарям графств по четыре шиллинга, горожанам по два шиллинга за каждый день сессии. Но часто вознаграждение «совершалось» лишь на бумаге и парламентариям приходилось вести борьбу за то, чтобы эти выплаты стали частью правовой традиции.

При этом существовали предписания (1382 и 1515 гг.), согласно которым депутат, не явившийся на сессию без уважительных причин, подвергался денежному штрафу185.

Высокий авторитет парламента основывался на правах и полномочиях, которые он сумел добиться за первые полтора столетия своего существования.

Наиболее важным из них было участие в принятии решений по вопросам налогообложения. Фискальная система государства еще только формировалась, и большинство налогов, в первую очередь прямых, являлось чрезвычайными. Отметим, что в Англии налоги платили все подданные, а не только «третье сословие», как это было, например, во Франции. Подобное обстоятельство устраняло одну из возможных причин конфронтации между сословиями. В 1297 г. парламент приобрел право разрешать королю сбор прямых налогов с движимого имущества. С 20-х гг. XIV в. он дает согласие на сбор экстраординарных, а к концу XIV столетия — и косвенных налогов. Вскоре палата общин добилась такого же права в отношении таможенных пошлин.

Таким образом, основную часть финансовых поступлений король получал при согласии нижней палаты (официально — в виде ее «дара»), выступавшей здесь от имени тех, кому предстояло эти налоги вносить. Силь- ные позиции палаты общин в таком важном для королевства вопросе, как финансы, позволяли ей расширять свое участие и в других областях парламентской деятельности. По образному выражению английского историка Э. Фримена, палата, нижняя по имени, постепенно стала верхней в действительности186.

Значительных успехов парламент добился в области законодательства. Задолго до его возникновения в Англии сложилась практика подачи королю и его совету частных петиций — индивидуальных или коллективных прошений. С возникновением парламента петиции стали адресовать и этому представительному собранию. В парламент поступали многочисленные письма, отражавшие самые разные нужды как частных лиц, так и городов, графств, торговых и ремесленных корпораций и т. д. На основании этих запросов, парламент в целом или отдельные группы его членов, вырабатывали собственные обращения к королю — «парламентские» петиции. Эти обращения обычно касались важных вопросов общей государственной политики, и ответом на них должны были быть какие-то общегосударственные мероприятия187.

Уже в XIV в. парламент имел возможность влиять на короля, в целях принятия законов, отражавших интересы крупных и средних землевладельцев, купеческой верхушки. В 1322 г. был принят закон, гласящий, что все дела «касающиеся положения сеньора нашего короля. и. положения государства и народа, должны обсуждаться, получать согласие и приниматься в парламенте нашего господина короля и с согласия прелатов, графов, баронов и общины королевства»188. В 1348 г. парламент потребовал от короля, чтобы его просьбы исполнялись еще до того, как будут утверждены налоги».

В дальнейшем, развитие института «парламентских петиций» привело к появлению нового порядка принятия законодательства. Первоначально, парламент обозначал проблему, требующую издания королевского закона — ордонанса или статута189. Во многих случаях статуты и ордонансы недостаточно адекватно отражали пожелания парламента (в особенности — палаты общин). Следствием этого стало стремление парламента зафиксировать в своих постановлениях те правовые нормы, принятия которых они добивались. При Генрихе VI сложилась практика рассмотрения в парламенте законопроекта — билля. После трех чтений и редактирования в каждой палате, билль, одобренный обеими палатами, направлялся на утверждение короля; после его подписи он становился статутом.

Со временем формулировки принятия или отклонения билля приобрели строго определенный вид. Положительная резолюция гласила: «Ко- ролю это угодно», отрицательная: «Король об этом подумает»1.

Развитие прав парламента в области законодательства отражала и юридическая терминология. В статутах XIV в. говорилось, что они изданы королем «по совету и с согласия (par conseil et par assentement) лордов и общин». В 1433 г. впервые было сказано, что закон издан «по власти» (by the authority) лордов и общин, а с 1485 г. сходная формула стала постоянной.

Участие парламента в политическом процессе не ограничивалось его законодательной деятельностью. Например, парламент активно использовался королем или противоборствующими группами знати для устранения высших чиновников. В этом случае парламентарии выступали с разоблачениями лиц, подозреваемых в нарушениях законодательства, злоупотреблениях, неблаговидных поступках. Парламент не был вправе отстранять от власти сановников, но имел возможность обвинять отдельных лиц в правонарушениях. На фоне «общественной критики» борьба за власть приобретала более обоснованный характер. В ряде случаев в стенах палаты общин произносились речи, в которых обвинялись действия королей. В 1376 г. с заявлением, резко критикующим деятельность короля Эдуарда III, выступил спикер палаты Питер де ля Map.

В период борьбы за королевский трон и феодальной междоусобицы парламент выступал в качестве органа, узаконившего смену королей на английском престоле. Так, низложение Эдуарда II (1327 г.), Ричарда II (1399 г.) и последующая коронация Генриха IV Ланкастера были санкци-

Судебные функции парламента были весьма значительны. Они входили в компетенцию его верхней палаты. К концу XIV в. она приобрела полномочия суда пэров и верховного суда королевства, рассматривавшего наиболее тяжкие политические и уголовные преступления, а также апелляции. Палата общин могла выступать в качестве ходатая сторон и представлять лордам и королю свои законодательные предложения по

Значение и роль парламента были неодинаковыми на разных этапах

В отношениях между королевским двором и парламентом установились следующие принципы. Монархи стремились использовать авторитет собрания в своих интересах. Они издавали лестные декларации, подчеркивали свое уважение к институту парламента. При этом влияние последнего на верховную власть и возможность реализации самостоя- тельных политических инициатив были сведены до минимума.

Состав палаты общин формировался при активном, заинтересованном участии королевской администрации. Характер парламентских выборов в средневековой Англии существенно отличался от того, что наблюдается в новейшее время. Современный автор полагает: «Сказать, что манипуляции с выборами родились одновременно с самими выборами, недостаточно. Лучше сказать, что выборы родились только потому, что с ними возможны манипуляции»1. Избирательный процесс почти всегда проходил под воздействием влиятельных лиц; кандидатура будущего избранника чаще всего определялась не столько шерифами или городской верхушкой, сколько влиятельными магнатами или непосредственно королем.

Структуры, находящиеся в подчинении короля (например, Тайный совет) осуществляли контроль за деятельностью парламентариев, ходом дебатов, процессом рассмотрения законопроектов. Необходимо отметить, что при Тюдорах парламенты созывались редко и нерегулярно191.

Королева Елизавета I в парламенте

Тем не менее, парламент занимал достаточно важное место в системе английской государственности эпохи абсолютизма. Он не только утверждал распоряжения короны, но и активно участвовал в законодательной деятельности государства192. Палаты много и плодотворно работали над законопроектами, регламентирующими различные сферы социально-экономической жизни Англии (внешняя торговля, таможенные правила и пошлины, унификация мер и весов, вопросы мореплавания, регулирование цен на товары, производимые в стране). Например, в 1597 г. Елизавета I утвердила 43 билля, принятых парламентом; кроме того, по ее инициативе было принято еще 48 биллей.

При Генрихе VIII и его преемниках участие парламента было заметным в реформе вероисповедания и при решении вопросов престолонаследия.

Даже в новых исторических условиях парламент не только продолжал функционировать, но и сохранял достаточно высокий авторитет, в отличие от со- словно-представительных учреждений многих европейских стран, которые в период установления абсолютизма, как правило, перестали собираться.

Парламент был жизнеспособен прежде всего потому, что заседавшие в нем представители разных социальных групп могли работать вместе. При всей сложности отношений и разнице интересов они оказались способны к сотрудничеству. Являясь одновременно главой государства и парламента, будучи инициатором созыва сессий и конечной инстанцией всех парламентских полномочий и решений, король связал себя с этой организацией самым тесным образом. Парламент не существовал без короля, но и монарх был ограничен в действиях без поддержки парламента. Отражением этой особенности английского политического устройства стала формула «король в парламенте», символизировавшая государственную власть во всей ее полноте.

Отметим, что именно в эпоху Тюдоров получили развитие тенденции приобретения членами парламента особых «политических» прав и свобод, берущие начало на рубеже XIV-XV вв. В XVI в. члены обеих палат приобрели ряд знаковых юридических привилегий, так называемых «парламентских свобод» — прообразов будущих демократических прав личности. Поскольку парламент являлся высшим политическим собранием королевства, речи, произносимые в ходе заседаний его палат, должны были неизбежно приобрести определенный правовой «иммунитет», так как многие депутаты понимали свою миссию как максимально точное изложение тех мнений, которые они прибыли отстаивать. Самый ранний зафиксированный случай претензий палаты общин на некоторые привилегии произошел в 1397 г., когда по инициативе депутата Гекси (Нахеу) ей было принято решение об уменьшении расходов на содержание королевского двора. Лорды обвинили депутата в измене, и он был приговорен к смертной казни, но затем помилован. В связи с этим инцидентом нижняя палата приняла постановление, указав, что депутат подвергся преследованию «против права и порядка, который был обычен в парламенте, в нарушение обычаев палаты общин»193.

1523 г. спикер палаты общин Томас Мор194 создал прецедент, испросив у короля Генриха VIII право высказываться в парламенте, без опасений преследования за свои слова195, и при Елизавете I эта привилегия была узаконена (хотя нередко нарушалась на практике).

С проблемой «свободы слова» отчасти связано и более широкое понятие депутатской неприкосновенности. Еще в древности, в Англии существовал обычай так называемого «королевского мира» («King’s peace»): каждый человек, направлявшийся на гемот или возвращавшийся с него, находился в дороге под королевским покровительством. Но это покровительство не действовало в том случае, если подданный сам совершал преступление, нарушал «мир».

Упомянутый выше инцидент 1397 г. показал важность проблемы правового иммунитета выборного депутата’1 во время его деятельности в качестве парламентария. Гекси был обвинен в измене — одном из наиболее тяжких преступлений, но палата общин считала, что это противоречит ее правам и обычаям. Следовательно, уже в конце XIV в. парламент, как корпорация, сознавал необходимость охраны свободы своих членов от политических и иных преследований. В XVI в. произошел инцидент, показавший, что палата общин считала недопустимым арест парламентария. В 1543 г. депутат Дж. Феррерс (Georg Ferrers) был арестован за долги во время следования на сессию. Палата просила шерифов Лондона об освобождении Феррерса, но получила грубый отказ. Тогда по приговору палаты общин были арестованы должностные лица, заключившие под стражу депутата. В сложившейся правовой коллизии король Генрих VIII издал распоряжение о привилегии членов палаты общин: их личность и имущество признавались свободными от ареста во время парламентской сессии.

Члены палаты могли утратить иммунитет и быть исключены из ее состава за противоправные действия, направленные против парламента или за другие серьезные проступки (измену, уголовное преступление)196.

Статья написана по материалам сайтов: studopedia.ru, histrf.ru, lawbook.online.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector