Новое в договорном праве

Общей тенденцией современного договорного права, отражающей усложнение и разнообразие рыночных связей, являются расширение круга используемых договоров и включение в систему законодательно регламентируемых отношений новых типов договоров, а также наделение некоторых категорий договоров новыми видовыми особенностями. ГК вводит в договорное право Российской Федерации ряд новых договоров Голованов Н.М. «Обязательственное право». СПб. «Питер». 2002. — С. 448., призванных обслуживать в первую очередь потребности рыночных отношений (договоры ренты, агентирования, доверительного управления имуществом, коммерческой концессии, финансирования под уступку денежного требования).

К числу новых договорных типов следует отнести и учредительный договор, широко используемый при создании всех хозяйственных товариществ и обществ. Общие правила об учредительном договоре даны в гл. 4 ГК Юридические лица» и дополняются предписаниями соответствующих законов об отдельных хозяйственных товариществах и обществах. Кроме того, ГК предусматривает для некоторых часто применяемых договоров важные видовые особенности (свойства), выделяя в системе договорных отношений два договора: публичный (ст. 426 ГК) и присоединения (ст. 428 ГК).

Для публичного договора характерны два признака: во-первых, он может быть заключен только коммерческой организацией, и, во-вторых, предпринимательская деятельность этой организации по своему характеру должна быть публичной, т.е. осуществляться в отношении каждого, кто к ней обращается. В качестве примеров такой публичной деятельности в ст. 426 ГК названы розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание.

Из публичного характера договора вытекают следующие его правовые особенности, закрепленные в ст. 426 ГК: а) при заключении договора нельзя оказывать предпочтение одному лицу перед другим, б) цена товара и услуг и иные условия договора должны быть одинаковыми для всех потребителей, в) отказ в заключении договора при наличии соответствующих товаров и услуг не допускается, г) при необоснованном уклонении от заключения публичного договора можно заявлять требования о понуждении заключить договор и о возмещении понесенных вследствие такого уклонения убытков. Эти правила призваны защитить интересы потребителей-граждан.

Специфика договора присоединения состоит в особом способе его заключения. Одна из сторон (обычно это предприниматель, реализующий товары и услуги) предлагает другой составленный в виде формуляра или в иной стандартной форме перечень договорных условий, которые эта другая сторона может принять или отклонить, если хотя бы одно из предложенных условий для нее неприемлемо.

Такой порядок позволяет упростить и ускорить заключение договора при массовых однотипных операциях, однако дает предпринимателям возможность включать в стандартные условия договора благоприятные для них условия. В целях устранения такой опасности в п. 2 ст. 428 ГК предусмотрено право присоединившейся к договору стороны требовать расторжения или изменения договора, если он содержит явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Применительно к отдельным регулируемым ГК договорам нет указаний о том, что они являются договорами присоединения; нет таких прямых указаний и в законодательстве об отдельных договорах. Исходя из правил ст. 428 ГК договорами присоединения должны признаваться договоры коммерческих организаций с гражданами, а также с юридическими лицами, когда применяются стандартные многократно используемые условия (энергоснабжение, газоснабжение, банковские вклады и др.).

Новый ГК впервые в отечественном законодательстве содержит норму о допустимости так называемых смешанных договоров Ровный В.В. Гражданско-правовая природа предпринимательства. Иркутск: Изд-во ун-та, 2009. C. 338.. К отношениям сторон в таких договорах применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре (п. 3 ст. 421 ГК). Смешанные договоры в условиях рынка получают широкое распространение. К ним должны быть отнесены договоры об инвестировании (элементы договоров подряда и кредитования), договоры о перекачке нефтепродуктов по магистральным трубопроводам (элементы транспортировки, поставки, хранения).

К категории смешанных договоров следует отнести также получающие распространение в отечественной практике и имеющие большую народнохозяйственную значимость соглашения о разделе продукции, предусматривающие освоение новых особо крупных месторождений природных ресурсов, часто с привлечением иностранных инвестиций. Эти договоры урегулированы специальным Законом о соглашениях о разделе продукции.

Новое в договорном праве


В рамках встречи партнер и руководитель практики специальных проектов «Пепеляев Групп» Роман Бевзенко рассказал об основных моментах реформы обязательственного права.

С 1 июня 2015 г. вступил в силу восьмой из десяти законов, образующих реформу Гражданского кодекса РФ. Закон № 42-ФЗ внедрил в обязательственную часть ГК большой набор институтов, позволяющих участникам оборота уложить в российское право договорные механизмы иностранного права, повсеместно используемые при структурировании крупных сделок.

Партнер и руководитель практики специальных проектов «Пепеляев Групп» Роман Бевзенко достаточно подробно остановился на причинах масштабных изменений, которым подверглась обязательственная часть Гражданского кодекса.

Несмотря на теоретически предполагаемую диспозитивность норм договорного права, суды при разрешении споров придерживаются концепции императивности: «можно только то, что разрешено». Договорные конструкции не обладают достаточной гибкостью, а суды к разрешению споров в такой сложной и содержательной сфере, как договорное право, подходят излишне формализовано. Одной из главных проблем Бевзенко назвал легкость оспаривания сделок. «Арбитражные суды в среднем рассматривают порядка 350 тыс. связанных с обязательствами дел в год. В 100 тыс. дел обсуждается недействительность сделок. Половина из них успешна. Это катастрофа в договорах. У нас нет договорного права, – негодовал Бевзенко. – Крупный бизнес на это дружно ответил бегством в другие юрисдикции».

Это интересно:  Госпошлина за регистрацию договора купли продажи квартиры

По мнению Бевзенко, изменения в ГК дали юристам-договорникам достаточно большой набор институтов, которые «позволяют уложить в русское договорное право любые “хотелки”, пожелания, интересы и конструкции».

Кодекс предусматривает очень гибкое, разумное и справедливое регулирование преддоговорного этапа. Вводится понятие «преддоговорной ответственности», или «ответственности за недобросовестный срыв переговоров». Такая ответственность настраивает всех участников на добросовестный стандарт поведения, это очень хорошее регулирование, считает юрист.

Появились такие конструкции, как «заверение об обстоятельствах» и «компенсация потерь». Первое – это инструмент управления рисками прошлого. Второе – способ управления рисками будущего. Эти конструкции, по мнению юриста, породили институт внутреннего страхования сторон контракта. «С помощью них вы сможете перекладывать друг на друга риски, а не подключать ответственность за что-либо», – объяснил он.

Благодаря появлению новых договорных конструкций (опционные, рамочные и абонентские) регулирование в этой сфере стало более гибким.

Также в ГК внедрили механизм платы за отказ от договора: стороны коммерческих контрактов могут обусловить исполнение обязанности уплатой неких денежных средств.

Кроме того, появилась конструкция обусловленного исполнения, в рамках которого условием исполнения обязательств может быть, например, получение согласия ФАС. «Раньше зачем-то наши суды признавали такие сделки недействительными, теперь эта проблема должна уйти в прошлое», – надеется юрист.

Говоря о полезности новелл для юристов-судебников, Роман Бевзенко выделил несколько важных моментов.

Законодатель признал, что иногда поведение, которое формально соответствует букве закона, может быть объявлено неправомерным, и закрепил в ГК принцип добросовестности.

В Закон внедрен такой механизм, как астрент. Это штраф, имплементируемый судом в судебный акт, которым он понуждает сделать что-либо (либо не делать что-либо), и предполагающий при неисполнении определенное наказание. «Мы знаем, что сейчас в России можно совершенно легально освободиться от обязанности исполнить судебный акт – нужно один раз заплатить штраф: для физлиц – 10 тыс. руб., для юрлиц – 100 тыс. руб. Выплачиваешь штраф, дальше ты можешь не исполнять решение суда, и тебе за это ничего не будет. Это ужасно, но это так, – напомнил партнер «Пепеляев Групп». – Сейчас появился астрент».

Изменения в ГК существенно упростили нормы о взыскании убытков. Если раньше по причине жесткого стандарта доказывания убытков («до копейки») их невозможно было взыскать в принципе, то теперь Кодекс позволяет доказывать их сумму «на глазок».

Сильно изменились и правила недействительности и незаключенности сделок, которые усложняют для участников оборота возможность с легкостью оспорить сделку. Появилась новая конструкция – эстоппель. «Его смысл очень простой: если ты вел себя до спора так, будто ты связан сделкой, то впоследствии не можешь ссылаться на то, что сделка не заключена, – объяснил Бевзенко. – Право начинает относиться к участникам гражданского оборота как к взрослым людям».

Он рассказал, что положительный эффект поправок уже сказался на практике: крупные компании с иностранными корнями конвертируют сделки, заключенные по английскому праву, в русское право. «Видимо, коммерсанты поверили, – заключил юрист. – [Но], конечно, их побуждает к этому и вопрос издержек. Во-первых, структурирование сделок по английскому праву явно дороже, чем по русскому. Во-вторых, английское право тянет за собой английский суд. А английский суд – это… очень сложно, дорого и долго».

Однако Бевзенко считает, что проблему императивности решить так и не удалось. Вместо того чтобы внедрить в Кодекс основной принцип «можно все, что не запрещено», законодатель прописывает возможности, которые, по сути, предполагаются на основе концепции свободы договора. «Пока эта идея есть в Постановлении Пленума ВАС № 16 от 14 марта 2014 г. “О свободе договора и ее пределах”, – напомнил юрист. – Это самое важное, что есть сегодня в договорном праве. Пока Верховный Суд проявляет мудрость и это Постановление не отменяет, и за это ВС всячески надо хвалить».

Новые виды договорных конструкций в Гражданском кодексе РФ

Данная статья посвящена новым видам договорных конструкций, появившимся в Гражданском кодексе РФ (части первой) в связи с принятием Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации».

Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», вступившим в силу с 1 июня 2015 г., действующий Гражданский кодекс был дополнен следующими договорными конструкциями:

Это интересно:  Распечатать договор аренды квартиры между физическими лицами

— рамочный договор (ст. 429.1.);
— опцион на заключение договора (ст. 429.2.);
— опционный договор (ст. 429.3.);
— договор с исполнением по требованию (абонентский договор) (ст. 429.4.).

Данные договоры и ранее широко применялись на практике и встречались в доктрине, но, на уровне закона, правила о таких договорах до настоящего времени отсутствовали.

Согласно п. 1 ст. 429.1. ГК РФ рамочным договором (договором с открытыми условиями) признается договор, определяющий общие условия обязательственных взаимоотношений сторон, которые могут быть конкретизированы и уточнены сторонами путем заключения отдельных договоров, подачи заявок одной из сторон или иным образом на основании либо во исполнение рамочного договора.

Другими словами, рамочный договор позволяет определить только общий механизм правоотношений сторон, которые, как правило, предполагаются на длительный период, а уже конкретизация порядка и условий исполнения заключенного рамочного договора будет осуществляться сторонами в последующем, например, путем заключения отдельных договоров или подачи заявок одной из сторон.

Такие договоры очень часто заключались на практике, особенно в сфере поставки товаров, при этом, ранее такие договоры признавались незаключенными, и к сделкам, заключенным во исполнение рамочных договоров, не применялись их условия.

В силу соглашения о предоставлении опциона на заключение договора (опцион на заключение договора) (ст. 429.2. ГК РФ) одна сторона посредством безотзывной оферты предоставляет другой стороне право заключить один или несколько договоров на условиях, предусмотренных опционом. Опцион на заключение договора предоставляется за плату или другое встречное предоставление, если иное не предусмотрено соглашением, в том числе заключенным между коммерческими организациями. Другая сторона вправе заключить договор путем акцепта такой оферты в порядке, в сроки и на условиях, которые предусмотрены опционом.

Правила об опционе на заключение договора детально урегулированы в п.п. 2-8 ст. 429.2. ГК РФ.

По опционному договору (ст. 429.3. ГК РФ) одна сторона на условиях, предусмотренных этим договором, вправе потребовать в установленный договором срок от другой стороны совершения предусмотренных опционным договором действий (в том числе уплаты денежных средств, передачи или принятия имущества), и при этом, если управомоченная сторона не заявит требование в указанный срок, опционный договор прекращается. Опционным договором может быть предусмотрено, что требование по опционному договору считается заявленным при наступлении определенных таким договором обстоятельств.

За право заявить требование по опционному договору сторона, как правило, уплачивает предусмотренную таким договором денежную сумму (опционную премию), то есть, по общему правилу, опционный договор является возмездным. Однако из данного правила существуют исключения – во-первых, самим договором может быть предусмотрена его безвозмездность, во-вторых, заключение такого договора может быть обусловлено иным обязательством или иным охраняемым законом интересом, которые вытекают из отношений сторон.

При прекращении опционного договора опционная премия, если стороны не установили иное, не подлежит возврату.

Опционные договоры давно нуждались в законодательном регулировании, поскольку, несмотря на отсутствие соответствующих положений в ГК РФ, они довольно широко использовались в гражданском обороте (биржевые сделки, сделки M&A) и были востребованы им. Теперь данный пробел в гражданском законодательстве устранен.

В соответствии со ст. 429.4. ГК РФ договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом.

Абонент обязан вносить платежи или предоставлять иное исполнение по абонентскому договору независимо от того, было ли затребовано им соответствующее исполнение от исполнителя, если иное не предусмотрено законом или договором.

Основная сфера применения данной договорной конструкции – договоры подряда, возмездного оказания услуг.

Данная новелла в Гражданском кодексе представляется весьма целесообразной и нужной, так как суды на протяжении долгого времени не всегда верно понимали специфику абонентского договора и зачастую отказывали во взыскании абонентской платы в случае неоказания услуг исполнителем в определенном периоде времени.

Подводя итог, нужно отметить, что указанные выше договорные конструкции, получившие теперь легальное определение, безусловно, будут способствовать развитию гражданского оборота и уменьшат количество спорных и конфликтных ситуаций в бизнесе.

Новые договорные конструкции в ГК РФ

Статьи по теме

С 1 июня 2015 года в Гражданском кодексе появились рамочные, абонентские и опционные договоры, которые практике известны уже давно. Однако до внесения изменений участникам гражданского оборота приходилось прибегать к сложным договорным конструкциям при структурировании сделок, которые суды принимали не всегда. Для вас короткая справка по новым договорным конструкциям, которая пригодится при заключении договоров на 2016 год.

Рамочный договор

В ГК РФ впервые появилось регулирование рамочного договора (ст. 429.1 ГК РФ). Это договор, определяющий общие условия взаимоотношений сторон, которые в дальнейшем можно конкретизировать и уточнять путем заключения отдельных договоров, подачи заявок одной из сторон или иным образом на основании либо во исполнение рамочного договора. Установлено общее правило: общие условия рамочного договора применяются к отношениям сторон автоматически, если в отдельных договорах не установлено иное

Это интересно:  Процедура заключения трудового договора

Рамочный договор давно нашел применение на практике, однако в ГК РФ он закреплен впервые. Суды раньше часто признавали такие договоры незаключенными. На ошибочность такого толкования указал Президиум ВАС РФ (п. 9 информационного письма от 25.02.14 № 165).

При этом в ГК РФ и до поправок можно было найти примеры таких рамочных договоров: генеральный страховой полис (п. 1 ст. 941 ГК РФ), договор об организации перевозок (ст. 798 ГК РФ). Новелла не разграничивает рамочные договоры (существенные условия в них отсутствуют) от договоров с открытыми условиями (в них существенные условия есть, но отдельные условия будут уточняться). Между тем в Концепции данные понятия четко различались.

Опционный договор и опцион на заключение договора

Еще две новеллы — в ГК РФ появилось регулирование опционных соглашений (ст. 429.2,429.3 ГК РФ). Причем сразу две модели. Первая — опцион на заключение договора. Вторая — опционный договор. Суть первой модели в том, что одна сторона посредством безотзывной оферты предоставляет другой стороне право заключить договор на оговоренных условиях. Вторая сторона по своему желанию может воспользоваться своей возможностью акцептовать или не акцептовать оферту. То есть в отличие от предварительного договора обязанность заключить договор возникает только у одной стороны (той, которая выдала оферту).

Опцион может предусматривать, что акцепт возможен лишь при наступлении определенных условий (в том числе зависящих от воли стороны). Также опцион может быть платным. Если первая модель, условно говоря, создает договор, то вторая модель запускает действие уже заключенного договора. Ее суть в том, что одна сторона вправе потребовать в установленный срок от другой стороны совершения действий, указанных в договоре (например, передать имущество). То есть в отличие от стандартной модели договора, в которой обе стороны после заключения договора связаны обязательством его исполнить, в модели опционного договора такие обязательства возникнут, только если одна сторона воспользуется своим правом «включить» действие договора.

Данная норма закрепляет принципиально новую договорную конструкцию. Речь идет именно о конструкции, а не о виде договора, потому что по такой конструкции можно заключать договор любого вида —купли-продажи, аренды, подряда и т. д.

Опционные схемы активно использовались и раньше, но из-за отсутствия специального регулирования их приходилось структурировать более сложным образом (через безотзывную оферту, предварительный договор, договор под отлагательным условием). Причем если структурирование происходило через сделку под потестативным условием (зависящим от воли стороны), то возникал риск того, что суд признает такое условие ничтожным, а сделку незаключенной.

Теперь этот риск снят за счет того, что новая редакция ГК РФ прямо допускает такие условия и не только в опционах (ст. 327.1 ГК РФ). Опционы чаще всего используются в сделках по слиянию и поглощению (M&A), акционерных соглашениях, программах стимулирования менеджмента. Например, в акционерных соглашениях их можно использовать для решения дэдлоков (в таком случае условием, запускающим опцион, будет, например, невозможность принять ключевое решение на общем собрании). Пожалуй, единственный недостаток нормы — это возможная путаница на практике между двумя конструкциями опционов, которую в итоге должны будут разрешать суды.

Абонентский договор

Появилась отдельная статья, посвященная абонентскому договору (ст. 429.4 ГК РФ). Прямо установлено, что такой договор предполагает исполнение по требованию одной из сторон (в затребованном количестве или объеме), при этом данная сторона обязана вносить платежи независимо от того, затребовала ли она исполнение у контрагента (но в договоре можно предусмотреть иное правило). Иными словами, ни тот факт, было ли затребовано встречное предоставление, ни объем этого предоставления не влияет на возникновение обязательства по оплате.

Это тоже договорная конструкция, по которой можно выстраивать договоры разного вида. Но наиболее распространены они в сфере услуг и подряда (использование их в купле-продажеспорно, хотя прямого запрета нет). Нерешенной осталась проблема судьбы платежей в случае расторжения таких договоров, если абонент не затребовал встречное предоставление. Например, заказчик расторг договор оказания услуг, а услуги вообще не были затребованы и исполнены. Должен ли он все равно внести полную плату или будет действовать пункт 4статьи 453 (если не было встречного представления, то плата возвращается) и пункт 1 статьи 782 ГК РФ (оплачиваются лишь фактически понесенные расходы исполнителя)? На этот вопрос должна ответить практика.

Статья написана по материалам сайтов: www.advgazeta.ru, iptg.ru, www.law.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector